фотоархив vk-smi.ru

…На этот разговор он согласился далеко не сразу. И понять его можно. Слобожане еще не отошли от потрясения, когда у подъезда своего дома на улице Набережной глыбой льда, сорвавшейся с крыши, была смертельно травмирована шестилетняя девочка… И потому, каких бы важных тем или острых вопросов о жизни города ни касался журналист в своем интервью, о чем бы ни расспрашивал высокого чиновника, все равно разговор — вольно или невольно — постоянно возвращался бы к тому трагическому мартовскому дню.

Предсказать, предположить такое развитие беседы было несложно.   Так и получилось. Но первым заговорил о случившемся сам глава города Слободского Евгений Анатольевич Рычков.- Произошла не просто беда —  трагедия… Гибель ребенка — это трагедия и для родителей, и для всего города. Для всякого здравомыслящего человека. И для меня это личная трагедия, потому что я отвечаю за все, что происходит в городе Слободском… Так получилось, что на месте происшествия я был буквально через минуту-две. Поэтому первое, что мог сделать, это трясущимися от увиденного руками пытаться набрать номера телефонов. Поверьте — смотреть на кровь ребенка даже мужчине в 40 лет  очень тяжело… Как бы то ни было, но первая задача — обеспечить медицинскую помощь… Потом на месте происшествия я был спустя час-полтора. Уже велись следственные действия… И первое, что встретил, — взгляд отца, с которым знаком лет пятнадцать. Не скажу, что мы друзья, но все эти годы поддерживали товарищеские отношения… И вот трагедия. И здесь была бы понятна любая реакция с его стороны. Чего там говорить… Но мы шагнули навстречу друг другу. И я еще пытался сказать ему какие-то слова утешения. Сказать, что мы попытаемся спасти его дочь… Когда же пришло сообщение о смерти, я просто постарался быть рядом. Помогал  как мог. Вместе выбирали место для могилы, вместе были в похоронном бюро… — И в эти же дни в Твиттере вы пишете: “В такой ситуации считаю, что руководство города  должно уйти в отставку…” Но в отставку в итоге не ушли…  — Один из первых,  кому я позвонил после трагедии, — это мой товарищ, глава администрации города. Сергей Анатольевич Кашин тоже прекрасно понимал, что случившемуся нет оправданий. И  надо подавать в отставку. Когда губернатор нас вызвал, чтобы доложили ситуацию, после доклада мы сразу заявили, что не снимаем с себя ответственности и просим принять нашу отставку. Но одно дело — эмоции, общественное мнение, и совсем другое — нормы права. Органы местного самоуправления юридически отделены от системы государственной власти. Работодателем для главы администрации является городская дума, которая нанимает его на работу и заключает с ним контракт. И я, как глава города и председатель городской думы, в данном случае — представитель работодателя. Когда я получил заявление об увольнении от сити-менеджера Кашина,  я имею право  это заявление подписать.  А вот глава города — это выборная должность. Четыре года назад депутаты оказали мне доверие, и решать мою судьбу должны  именно они. — Зачем же тогда заявление об отставке на встрече с губернатором? Он же не мог вас уволить…- Фигура  речи, не более. Мы ехали с решением, что написали заявления. Но вовсе не с просьбой: “Никита Юрьевич, подпишите…”  — То есть вас мог уволить только депутатский корпус…- Да… Хотя в Интернете вовсю советовали: “Встань и уйди!.. Перестань ходить на работу! Ты что, не мужик?! Решил уйти, так уходи…” Но, ребята, я так не могу. Все должно быть логично и по порядку. И по закону. Одиннадцать депутатов в свое время решили, что я должен стать главой города, значит, им и принимать решение о моей дальнейшей судьбе на внеочередном заседании думы. Так и получилось. Я прямо сказал депутатам: “В результате моей деятельности случилась трагедия, маленький ребенок находится в коме. Я не снимаю с себя ответственности и с пониманием, с уважением приму любое ваше решение…” А дальше прозвучали аргументы: “Евгений Анатольевич, а бежать-то проще всего… Если считаете, что виноваты, то пойдите и своим трудом исправьте ситуацию… Наведите порядок. Заставьте наконец коммунальщиков нормально работать… »В итоге за мою отставку высказалось 6 депутатов, трое, включая меня, воздержались, и десять категорично высказались против. Напутствуя словами: “Иди и работай. Закатав рукава и надев ежовые рукавицы, исправляй ситуацию…” Ну что после этого я должен делать? Хлопать дверью, кричать: “Нет-нет, я не согласен, давайте переголосуем?  Я не буду ходить на работу, я запью, и тогда вы уволите меня по 33-й?..”  Не надо забывать, что 35 тысяч горожан ждут ежедневных решений местных властей, 40 котельных города должны топиться, из кранов течь вода, 13 детских садов и 5 средних школ должны функционировать. Это не самая легкая работа — быть главой города.

«Вятский край», полную версию материала читайте в газете