Н.Зорин

С Николаем Ивановичем Зориным мы встретились спустя несколько дней после его поездки на расширенное заседание коллегии Росстата и за несколько дней до его юбилея. Что, собственно, и предопределило канву разговора с руководителем Кировстата

Когда бизнес прав

— Что было в Москве?- На коллегии подводились итоги прошлого года: как выполняли федеральную программу статработ, как представляли официальную статинформацию заинтересованным   пользователям, начиная с президента, Госдумы, правительства страны… Со всеми задачами Росстат справился. Определены задачи на 2015 год и вплоть до 2017-го. На заседании было отмечено: в последнее время очень возрос интерес к статинформации.- Объяснение есть?- На мой взгляд, это связано с известными кризисными явлениями. А еще с бурными процессами в экономике.- Кто чаще этот интерес проявляет?- У населения растет интерес к статистике цен, заработной платы, у бизнеса и власти — к статистике  инноваций.  Бизнес  интересуется и денежными доходами населения, ценами, заработной платой. Для чего? Для того чтобы сравнивать, например, заработную плату на своем предприятии и в отрасли.Главные потребители нашей информации, конечно, органы власти всех уровней. Их интересы очень разнообразны.     В результате большого интереса к статинформации, конечно, растет нагрузка на респондентов. И тот же бизнес жалуется: очень много затрат в связи с представлением различной статотчетности.- Он прав немножко?- Прав. Он очень сильно прав. Потому что ему приходится представлять данные в налоговую службу, в различные фонды, в статистику… Зачастую эти данные дублируются. Правительством страны дано поручение Минэкономразвития и Росстату подготовить предложения и оптимизировать происходящие в данной сфере процессы.Например, мы собираем сведения, связанные с задолженностью по заработной плате, и трудинспекция мониторит этот процесс. Причем она даже в большем объеме. Не исключено, что обработку этой информации передадут в трудинспекцию. Мы, конечно, тоже будем ею владеть, но в порядке взаимного обмена.Или взять бухгалтерскую отчетность. По закону о бухучете она направляется в два адреса: налоговикам и статистикам. Почему бы нам тогда не взять этот же отчет для своих целей в налоговой службе? В электронном виде.- Представители правительства страны были на коллегии?- Да. И тоже говорили, что с их стороны интерес к статистике в условиях кризиса растет. Признались: будут ставить перед нами некоторые задачи, которые мы должны решать не совсем в разумные сроки, а иногда совсем в неразумные. Причем будут запрашивать данные, которые мы не разрабатываем. Придется в сжатые сроки и в очень жестком режиме получать какую-то дополнительную информацию. Например, методами выборочных наблюдений либо опросов. К этому мы тоже готовимся.На федеральном уровне ведется работа по нормативно-правовому регулированию в сфере официального статучета. В частности, предлагается внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях — ужесточить санкции за непредставление отчетности и за ее искажение.- Условно со 100 до 200 рублей?- У нас уже сейчас за это предусмотрен штраф на должностное лицо в размере от трех до пяти тысяч рублей.- А оно, это лицо, свои собственные денежки обязано отдать?- Свои собственные.

И станет перепись обязательной?

— Другие предложения?- Есть предложения — и об этом тоже шла речь на коллегии — по внесению изменений в Федеральный закон “О Всероссийской переписи  населения”, а именно  об обязательном участии населения во всероссийских переписях населения.- А раньше оно было добровольным?- Да. Это был гражданский долг. Теперь же — по предлагаемым изменениям — мы все будем  обязаны участвовать в переписи и отвечать на вопросы переписчика. Кстати, такая норма во многих странах действует.- Вы не раз говорили о том, что важным направлением в работе Росстата становится централизация обработки статинформации.- Об этом снова шла речь. Суть идеи в том, что территориальные органы Росстата будут осуществлять, по сути дела, сбор первичной информации, логический и арифметический контроль первичной отчетности. По сетям она станет передаваться в Росстат, и там на мощных ЭВМ будут формироваться сводные данные как по Российской Федерации, так и по субъектам, а в дальнейшем, может быть, и по муниципальным образованиям. Мы уже сейчас некоторую первичную информацию в Москву отправляем, а потом оттуда получаем в обобщенном виде, например  по субъекту Федерации. Но есть опасение, что при массовом переходе на такую схему работы у регионов возникнет проблема в оперативном получении  данных от статистиков. Это в Росстате понимают и думают над ее разрешением.- И при подобной схеме работы вы можете, грубо говоря,  стать сборщиками информации, но не “считальщиками”?- Можем. И в мировой практике это существует. Я был, например, в США. Там так и делается. Полагаю, что это оправданный и объективный процесс для федеральной статистики.- Хирург получает удовлетворение от искусно сделанной операции, учитель — от урока, проведенного на “отлично”. А статистик?- Статистик удовлетворен, когда информация, которую он подготовил, сделана качественно. И самое главное — если эта информация востребована. Не хочется работать на корзину — лишь бы наработаться.- Николай Иванович, вас часто ругали как руководителя Кировстата? Ругали за “не те” цифры или для “острастки”?- Мы всегда давали и даем объективную информацию, ничего не вылизываем, ничего не причесываем. Даем то, что есть. Плохо так плохо. Хорошо так хорошо. Ругали ли за “не те” цифры?  Ругали. И поругивают. Бывает. Это всегда было. Мы это воспринимаем по-философски. И я, в общем-то, понимаю власть. Там проблема, тут проблема… Цены вот надо как-то сдерживать, потому что кризис, санкции…- И, можно предположить, какую-то проблему власть уже стала решать, дело начало двигаться. А статистика дала цифры — да что ж это такое: все чуть ли не на прежнем уровне, а то даже и хуже.- Об этом и речь. Но я руководителей региона понимаю в принципе. Это процесс такой объективный. Мы ведь и объясняемся. Я  и прежде высказывал свои суждения по этому поводу. Говорил: наша задача — дать вам объективную информацию, а вам с ней работать. Мы же не имеем права “ретушировать” ситуацию. И если мы начнем “рисовать” цены такие, какие хочется, вам же потом скажут: вот статистику зажали — и она дает что попало. Но пока к нам таких претензий нет. А мы свою информацию распространяем самым широким образом: размещаем на сайте Кировстата, направляем средствам массовой информации. Растут цены на огурцы, помидоры “дикими” темпами, мы так и показываем. И не наша задача искать причины этого роста.- Вы ж ценники не перевесите?- Не перевесим, мы приходим в магазин и регистрируем — вот она, цена. Все.- А хвалить хвалили руководителя Кировстата?- Такого, чтобы сказали: ну, Зорин, какой ты замечательный, чудо из чудес, такого не было.- А вот за обновленное в результате ремонта здание Кировстата, за пристрой к нему?- Руководитель нашей федеральной службы приезжал сюда, посмотрел, сказал: “По-хозяйски, разумно”. Он и принимал у меня пристрой.

8 Марта в Кировстате

— Когда слово “статистика” впервые мелькнуло в вашей жизни?- В 9 — 10 классе знал, что есть такое слово. А еще тогда же публиковались сообщения ЦСУ СССР. Более-менее серьезно я понял, что есть такая наука и где она используется, конечно, в институте. На первом курсе мы изучали ее применение в опытном деле, в селекционной практике.- Что могло у вас оказаться вместо статистики?- Я планировал уйти в бизнес, причем в бизнес сельскохозяйственный. Тогда только появились фермерские хозяйства, кооперативы. Даже расчеты сделал, сколько кредита взять, что построить, какую технику купить… Но это было до Кировстата.- В чем принципиальная разница между статистикой 80-х и нынешней статистикой?- Тогда все показатели формировались на основе метода сплошного наблюдения, на основе отчетности. Теперь же море выборочных обследований. Потому что, например, немыслимо охватить малый бизнес “сплошняком”. И принципиальная разница заключается как раз в том, что мы сейчас активно используем выборочный метод наблюдения. Второе, на мой взгляд, отличие — использование программно-технологических средств совершенно иного, чем прежде, уровня. Я помню, как в начале 90-х появились первые компьютеры, советские. Тогда еще белорусского производства. Сотрудники наши боялись их как огня. Все шумели про облучение. Теперь никто не мыслит свою работу без этой техники.- Назовите три дела, в бытность руководителем Кировстата, лично ваших или вашего коллектива, которыми, несомненно, гордитесь.- Навскидку — три переписи: 2002 и 2010 годов (обе — населения)  и 2006 года (сельскохозяйственная). Потому что это громаднейшая работа. И это не моя личная гордость, а всего коллектива.- Просто ли находить общий язык с молодыми “кировстатовцами”?- У нас доля молодых порядка 13 процентов. И это немало, если 400 работающих. Понимаем друг друга нормально. Ребята приходят очень толковые, тем более у нас существует конкурс. И мы ж их не с улицы берем — кто-то во время студенческой  практики у нас поработал, кто-то в переписи участвовал. Молодежь замечательная.- Легко ли руководить коллективом, где  89,3  процента женщины?- Да нормально руководить таким коллективом. Даже как-то и привык. И они ко мне, наверное, привыкли. Тут есть, конечно, свои плюсы, есть свои минусы. Оставим минусы — женщины есть женщины. Но есть очень существенный плюс — это высокоорганизованные люди с исключительным чувством ответственности. Не терпят они безалаберного подхода к выполнению своих обязанностей.- 8 Марта — головная боль для мужчин Кировстата?- Если хотите получить расположение женщины и увидеть ее счастливой — дарите женщине цветы. Что мы и делаем.- Главные слова, которые говорите им в этот день?- Всегда — пожелание здоровья, причем обязательно здоровья не только им, но и их родным, близким. Будет так — и будет хорошее настроение, желание работать, хорошо работать. Эти слова своим коллегам-женщинам в преддверии их праздника я адресую и со страниц “Вятского края”.

Беседовал Артур МАСАЛЬЦЕВ