фото vk-smi.ru

В больном обществе медицина вряд ли может быть здоровой. Но, как мне кажется, сначала общество должно вылечить медицину, чтобы медицина наконец занялась здоровьем человека. Находясь в марте этого года в соседнем гор. Уржуме, говорили с товарищами про медицину советского периода…

Так вот, в советские времена было здесь в  медучреждениях 300 коек, сегодня осталось 90, а уже в ближайшее время их планируется сократить до 75. Такая же картина в Нолинском районе: в советскую эпоху насчитывалось 325 стационарных коек, нынче осталось 88, а примерно с мая 2015 года запланировано оставить 75. А ведь Нолинская ЦРБ является к тому же межрайонной и, наряду с населением своего района, обслуживает Сунский и Немский районы, в которых от медицины мало что осталось.Почему так происходит? За основу берётся формула: современные лекарства более сильные — и болезни лечатся значительно быстрее. То есть коек требуется меньше. Формула, конечно, формулой, но в жизни столько нюансов, особенно в сельской глубинке, что арифметическим путём болезни никогда не решить. От этой формулы, как мне представляется, больные уже платят жизнями. Всё чаще на практике встречаются такие ситуации: сделали больному укол, а он тут же впал в кому и через несколько дней умер. Сильное лекарство, вероятно, тоже требует здоровья. Если в основу современной медицины поставлен коммерческий принцип, ничего разумного ждать не приходится. Конфликт в московских учреждениях здравоохранения вытащил на поверхность много интересного, что до  вятского слуха раньше не доходило. Оказывается, эффективность того или иного медучреждения стали оценивать с позиции извлечения прибыли с одного квадратного метра, по сути — с  койкоместа. На примере одного из московских лечебных учреждений выяснилось, что страховой полис больного планировалось обеспечить на бесплатной основе на 40 процентов от потребности лечения. За другие 60 процентов курса клиент обязан заплатить из личного кошелька. Даже при таком противозаконном подходе, когда Конституцией России продекларировано бесплатное медицинское обслуживание, кто станет контролировать этих алчных коммерсантов?

Отчего урезают количество коек в стационарах

Давайте посмотрим на проблему чуть глубже. Есть медицинское учреждение, есть площади, то есть затрачены деньги на стройку, на содержание учреждения, а койки урезают. Стены ведь не сдвигают, как можно сдвинуть шторы, общая площадь не уменьшается — в чём тут выигрыш? Вот, например, была больница в селе Татаурово Нолинского  района, выстроенная в середине 1980-х годов, когда  одновременно расширялся совхоз “Татауровский”, возводилось жильё и вообще улучшалась «социалка». В основном здании больницы на втором этаже размещалось примерно 30 коек круглосуточного стационара. На первом этаже в кабинетах вели приём врачи разного профиля, было свое хирургическое отделение, больные получали различные лечебные процедуры. Потом число коек стали сокращать, и сегодня на всё здание осталось 3 — 4 места дневного пребывания. Второй этаж вовсе пуст, полупусты площади первого этажа. Приём ведёт один врач общей практики, да имеется ещё зубной кабинет с врачом. На оставшиеся  койкоместа — очередь. При этом здание бывшей больницы содержится на электроотоплении, которое не отключишь  (иначе оно будет разрушаться). В год только на обогрев, по слухам, тратится миллион рублей. Это безумие можно сравнить с рейсом самолёта, который вмешает 300 человек, а половину кресел для пассажиров из салона убрали и за бортом остались желающие попасть на рейс. На деле получается не экономия денег, а удорожание лечения. Но в отчёте можно показать экономию.

Александр Чупраков, «Вятский край». Полную версию материала читайте в газете