фото vk-smi.ru

Городской конкурс “военных” сочинений и творческих проектов “Чтобы помнили” станция юных техников и библиотека им. Грина проводят не впервые. Но нынешний год — особый. “Так хочется, чтобы не только 9 Мая мы вспоминали о том, что мы великий народ. И живём в великой стране, — говорят организаторы конкурса. — Пусть дети, приславшие работы в жюри, преклоняются перед памятью не только своих прадедов и дедов».

«Потому что всенародный подвиг — общий. И на Вятской земле, к счастью, есть немало семей, которые собрали уникальные “домашние” архивы. И пусть эти тетрадные листочки не имеют ничего общего с информацией, хранящейся в фондах Центрального архива Министерства обороны РФ, каждую строчку фронтовых писем выводил чей-то отец, брат, муж, дед, прадед — люди, благодаря подвигу которых победила целая страна и родились мы с вами”.«Самыми правдивыми свидетелями невыносимых мук и героического подвига солдат являются их награды, — пишет ученица 2 «А» класса школы № 40 Ксюша Мельникова. — Бережно храня и передавая их от поколения к поколению, мы, потомки, собираем по крупицам правду о войне. Поколение, к которому принадлежу я, к сожалению, знает о войне не от её участников и очевидцев.Моего прадеда Панфила Васильевича Ягулова не видели ни я, ни моя мама. О его судьбе мы узнали из рассказа моей бабушки, которой 21 июня 1941 года исполнился только один год. Панфила  Васильевича, единственного кормильца в семье, призвали на фронт в августе 1941 года. Не раз судьба испытывала его: был контужен, ранен, обморожен, но выжил и дошёл до Берлина. После войны работал на маслосырзаводе, вместе с прабабушкой воспитал семерых достойных детей”.Прадедушка второклассницы из 52-й  школы  Дианы Бересневой  Юрий Васильевич Стрелков в 1942 году  окончил Львовское военное училище и сразу был направлен на фронт. Он командовал взводом, в котором солдаты были старше его. “Мой прадедушка был отважным и смелым, в одном бою под Старой Руссой был ранен и отправлен в госпиталь в Улан-Удэ, где лечился от тяжёлых ранений целый год. Прадедушка Юра был награждён орденом Красной Звезды, орденом Славы и медалями “За отвагу”.После войны он работал радиотехником на полярной станции и получил звание “Почётный полярник”, затем он переехал в Киров и работал в КБ “Север”. За это его наградили орденом Трудового Красного Знамени. Внучкам прадедушка Юра рассказывал захватывающие истории из своего детства, военного времени, и эти невероятные приключения были даже интересней, чем написано в книжках”.Лицеист-восьмиклассник из ФМЛ Илья Разуваев вспоминает семейные легенды о своём прадеде  Афанасии  Ивановиче  Гвоздкове:   “Он  родился  в  селе    Осинки  в 1908  году,  окончил   всего три класса церковно-приходской школы, но был председателем колхоза. На фронт попал в октябре 1941 года. Пережил блокаду Ленинграда. Дедушка вспоминает, как прадед Афанасий рассказывал о великом голоде, о том, что в день давали только 200 граммов сухарей и немного табака. Многие солдаты обменивали свой паёк на табак и страдали от голода. А прадед Афанасий, напротив, табака не курил и обменивал его на хлеб.Мой прадед освобождал Прибалтику и незадолго до дня Победы был ранен, получил 17 осколков, и только чудом удалось его спасти в Свердловском госпитале. Когда он выписался, еще два осколка оставались в нём — один в ноге, другой между черепом и мозгом. Но прадедушка прожил ещё 33 года, такой он был сильный физически и духовно. За месяц до смерти он сам достал последний осколок из коленной чашечки”.О великой любви своего прадеда Николая Макаровича и прабабушки Марии Ивановны Патрушевых рассказывает семиклассница школы № 14 Мария Роман: “Дед работал кузнецом, а бабушка вела хозяйство. Они первыми вступили в колхоз, в начале войны у них было уже четверо детей, но деда всё равно забрали на фронт.Пересыльный пункт, где проходил обучение дед, был в Кирове. Здесь будущие солдаты находились несколько месяцев. Бабушка осталась в деревне Лупанерь в 250 км от Кирова. На пересыльном пункте не хватало хлеба, хотя мужчины своим жёнам об этом не говорили, дед в одном из писем написал:  «Живу нормально. Хлеба дают 900 граммов. Одевание известно: шинель, шапка, сапоги”. Но некоторые женщины в деревне решили напечь хлеб и отнести его своим мужьям. Именно отнести, потому что с нагруженными котомками бабушка пешком ходила в Киров. Путь занимал примерно  неделю в одну сторону. И это было зимой!Воевал дед на Ленинградском фронте. Там же воевал и его родной брат Иван. Он ушёл на фронт сразу после окончания школы, ему было всего 18 лет. “Бои предстоят жаркие, азартные, самые интересные”, — писал этот мальчик своим родным. В одном из боёв он погиб, и место его захоронения мои родственники нашли только после войны. А дедушку ранили в ногу, и санитары приняли его за мёртвого и оставили на поле боя. Только потом его заметил офицер, и дед сумел сказать ему: «Я живой”. Ногу дедушке ампутировали, больше воевать он не мог и вернулся домой в 1943 году. С бабушкой Марией они прожили долгую жизнь и воспитали шестерых замечательных детей, все они выросли уважаемыми людьми”.О послевоенной жизни в тылу — трогательная история, которую бережно передают внукам и правнукам в семье семиклассницы Алины Лопаткиной из физико-математического лицея. “Мой дедушка хоть и был очень маленьким во время войны, — пишет Алина, — очень хорошо помнит День Победы. Мама и бабушка его плакали от счастья и горя, а вскоре с фронта вернулся дедушкин отец. Жить стало легче. В конце сороковых мой дед и его сестра пошли в школу.И вот как-то раз, в начале апреля, городок облетела весть: привезли колонну военнопленных немцев, человек сто. Немцев разместили в большом трёхэтажном здании, территорию огородили высоким забором, поверх натянули колючую проволоку.Никто ничего о пленных не знал, всякое общение с ними было категорически запрещено. Ежедневно по утрам эта колонна выдвигалась из ворот и уходила на строительные работы.Мой дед с другими ребятишками с любопытством разглядывал пленных немцев с холма, школьники кричали: “Гутен морген, гутен таг, бьют по мордам так и так!” В колонну летели глиняные шарики. Конвоиры грозились поймать и отхлестать мальчишек крапивой. Так продолжалось больше месяца. Потом интерес к военнопленным пропал. Да и время подходило к лету. Кроме забав, было ещё много домашних обязанностей: в огороде похлопотать, живность покормить, а ещё заготовить сена на зиму, купить хлеба, керосина — за ним всегда была очередь.Незаметно подошла осень. Чтобы растопить печь, мама посылала моего деда за хворостом. Вот дед и решил воспользоваться “услугами” пленных немцев, ведь они заготовили столько дров! Дед сделал подкоп в заборе и, когда наступали сумерки, повадился уносить по небольшой охапке дров. Однажды его застал за этим занятием пленный немец. Дедушка испугался, но тот не стал поднимать шум, а, наоборот, помогал и приговаривал: «Битте, битте, киндер”.  Потом он попытался объяснить на ломаном русском языке, что будет тут через три дня. И дед стал приходить за дровами. Его мама не спрашивала, где сын берёт поленья, но, кажется, догадывалась.И вот в одну из таких вылазок немец предложил моему деду хлеб с котлетой. В то время у пленных был хороший паёк. Дед отказывался, а немец настаивал: «У вас мало хлеба, мало мяса”. А однажды он принёс для деда большой кусок сахара. От этого лакомства дед не смог отказаться.О своих похождениях в лагерь пленных немцев дед никому не рассказывал, так как его могли бы исключить из октябрят, а родителям пришлось бы туго на работе. Но однажды, где-то в середине ноября, дед узнал, что всех пленных немцев погрузили в эшелон поезда и увезли. Впервые он услыхал слово “репатриация”. Как потом узнал — возвращение на родину”.Более трёхсот творческих работ от школьников областного центра поступило на конкурс, есть среди них и интересные проекты, и домашние “фотоальбомы”, и стихи. Одно из них идёт “вне конкурса”, потому что его написала пермская семиклассница Даша Микрюкова. Но эти пронзительные строчки включила в своё сочинение второклашка из кировской школы № 52 Настя Биткова. И стихотворение это так поразило всех членов жюри, что обойти его вниманием, сделать вид, будто не было его никогда, невозможно. Да, пермская девочка, да, она уже получила за  стихотворение свою награду, но ведь это тоже ребёнок, и  деда Данилу она не видела никогда — его отняла война.Уходил на фронт солдат, На заре с семьёй прощался.Оглянулся он назад, Где родимый дом остался,Чтобы помнить дом средиПышной зелени и тени.Осторожно на грудиСпрятал веточку сирени.И ушёл во мрак солдат.Дым, снаряды рвутся, мины…И прожжённый маскхалатПорыжел от мягкой глины.Шёл с утра жестокий бой,Дан приказ: “Занять высотку!”И боец закрыл собойАмбразуру в миг короткий.В тихой хате  за окномЖдут его жена и дети,Ждут и вечером, и днём,Ранним утром, на рассвете.Не пришёл солдат с войны,Заросла травой могила.А солдатом молодымБыл мой дедушка Данила.

Ирина КУШОВА