Кировские поисковики из отряда «Подвиг» уже 10 лет поднимают из земли солдат и командиров… Вадим Сидей, командир отряда, рассказывает, что в свою самую первую Вахту Памяти (а она была уже чуть больше десяти лет назад) его потрясли леса Новгородчины. На деревьях висели пробитые пулями советские каски и саперные лопаты.

Еще были хорошо видны линии окопов и места бывших огневых позиций.С каждым годом все это стремительно уходит — перед временем ничего не властно. В том числе, как оказалось, и память: накануне 70-летия Великой Победы «наши друзья» на Западе заговорили о том, что Россия несправедливо считается «главным победителем», а празднование 9 Мая было бы уместно перенести в какую-нибудь из европейских столиц…Зачем в новгородском лесу металлоискатель…На вопросы «ВК» отвечает Вадим Сидей, командир поискового отряда «Подвиг», а в «обычной» жизни — кировский полицейский. Вашему корреспонденту он рассказал о том, какие находки делают наши поисковики на местах боев. И о том, почему все это очень важно.- На Вахте памяти поражает очень многое. Особенно, когда ты едешь туда в первый раз. Много поразительных вещей, трогающих до глубины души. Те же пробитые каски на деревьях. Даже тот факт, что столько лет прошло, а солдаты   так и остались лежать на нейтральной полосе, сраженные вражеской пулей…Конечно, история все расставляет по местам. Тогда о живых надо было думать, а сейчас мы поднимаем их. Нельзя забывать об этих солдатах, о нашей истории. Потому что, если мы будем забывать свою историю, ее быстро перепишут за нас другие. Как это сейчас происходит в западных странах, за океаном.- С чего начался ваш поисковый отряд?- В шестнадцать лет, когда я учился в кооперативном техникуме, мне впервые предложили поучаствовать в поисковой экспедиции. Долго раздумывать не стал, ведь с детства мечтал попасть на раскопки — поисковые, археологические, какие угодно. Была тяга к истории, к периоду Великой Отечественной войны.Поехал первый раз. Затянуло. Через пару лет съездил еще. А  когда вернулся домой, захотел создать что-то свое. Мне было восемнадцать лет, и я, студент вуза, решил попробовать… Помогли ребята, которым это тоже оказалось небезразлично.С тех пор, с 2005-го, наш отряд ежегодно ездит на Вахты Памяти. В основном — в Новгородскую и Смоленскую области. Выезжаем обычно в двадцатых числах апреля. Девятого мая возвращаемся домой.Вахты проходят в одно и то же время, когда снег только сходит, но  почва уже не такая твердая. Конечно, минус, что воды в это время много. Но зато нет травы, комаров, мошкары. Клещей еще не так много.В отряде в основном — студенты высших учебных заведений. Плюс те, кто не первый год ездит.- Что обязательно должно быть в комплекте человека, отправляющегося на поиски останков солдат? Обычной лопаты ведь недостаточно?- Оборудование такое — щуп, лопата, металлоискатель. Металлоискатель нужен обязательно. Все-таки это — места боевых действий, и существует риск напороться на старую мину, на минометные снаряды.Но при этом металлоискатель нужен не только для безопасности. Иногда с ним гораздо проще найти бойца. Если в кармане солдата было что-то металлическое (например, медальон), техника тут же среагирует. Не раз так и было: идет сигнал на металл, делаешь раскоп шире и обнаруживаешь останки.- Какие предметы приходится находить чаще всего?- Медальоны, котелки, ложки… Личные вещи бойца, по которым его можно опознать. Не всегда в капсуле медальона была записка, по которой можно установить личность человека. Некоторые солдаты использовали медальон как мундштук, некоторые — для хранения ниток с иголкой… И на такое мы натыкались, видели.Бывает, что на ложке или крышке котелка нацарапаны имя и фамилия солдата…

Часовня на том месте, где воевал дед

— Вам приходилось видеть реакцию людей, которым вдруг сообщали, что найдены останки их деда или прадеда?- В 2005 году поисковым отрядом у города Чудово Новгородской области был поднят боец. Установили его личность.  Сообщили родственникам… Они приехали на захоронение и с тех пор каждый год — не пропуская ни одной весны — вновь возвращаются на это место, где воевал их дед. Даже построили часовню на месте братского захоронения.Конечно, если нам есть за что зацепиться, мы до последнего ищем родственников. Как правило, после того  как они находятся, наша связь уже не теряется.- Как обычно выбираете место, где нужно копать?- Принимающая сторона показывает и рассказывает, где шли бои. Те, кто ездит на Вахту ежегодно в одни и те же места, уже знают. А вот для новичков проводятся инструктажи: здесь наша линия шла, здесь — немецкая. Показывают карты тех времен, с нанесением позиций.- Немецкие вещи вам находить приходилось?- Не только вещи. В Смоленске бывает попадаются немецкие солдаты. Их останки передают в представительство Германии. Они тоже ведут работы по поиску родственников. Но сам солдат противоборствующей стороны я не поднимал, только случалось видеть, как это делали другие поисковики.

«Солдатам было сложнее»

— Какие боевые операции проходили в тех местах, где вам довелось вести раскопки?- Что касается Новгородской области, то там мы стояли на Лезнинском плацдарме, где в 1942  году героически держался 47-й отдельный батальон под командованием старшего лейтенанта Ерастова. Держались они в течение пяти месяцев так, что Гитлеру пришлось из-под Ленинграда перебросить сюда целую дивизию СС — выбивать этот батальон.Если брать Смоленск, то это — места Ржево-Сычевского наступления. Небезызвестной операции «Марс», которая проводилась нашим командованием в 1942 году. Одной из неудачных операций. В ней погибло очень много солдат, в том числе погиб и мой прадед. Наверное, поэтому в 2013-м я повез ребят именно в Смоленскую область.Хотя в самом начале, во время своих первых Вахт Памяти, я тоже еще не знал, что с моими прадедами. Значились без вести пропавшими… А в 2011 году благодаря Интернету и базе данных «Мемориал» мне удалось найти следы своих родственников. Оказалось, что один погиб под Смоленском, другой — под Белгородом.- Почему поиск солдат идет до сих пор? Уже 70 лет прошло, а солдаты до сих пор в земле…- Сразу после войны надо было отстраивать разрушенные города. Не до этого было. Первые поисковые отряды стали появляться на территории Новгородской области в 1960-х годах. Но все это было неофициально. Поисковое движение, как таковое, сформировалось уже в конце 1980-х. Тогда собрались волонтеры из нескольких городов и отправились в леса — поднимать из земли солдат. А до этого… Да, поднимали-хоронили. Но массовости не было. Сейчас на территории Новгородской области ежегодно до тысячи человек одновременно по весне приезжают.- Какие требования предъявляете  к желающим вступить в свой отряд? Кого не возьмете?- Принимаем всех. Главное, чтобы у человека было желание. Возраст — от 14 лет. И не должно быть проблем со здоровьем, потому что жизнь на Вахте проходит в полевых условиях. Нередко — очень тяжелых. И заморозки до -9 на почве случались, и дожди, которые длились по две с лишним недели. Были у нас такие условия: ни вещи просушить, ни костер по-хорошему развести… Но мы всегда понимали, что солдатам было тяжелее: мы приехали на пару недель, а они четыре года воевали.

Михаил СМИРНОВ