Ребенку-«маугли» из Нижнего Новгорода Жене Барсукову исполнился 20 лет. Семь лет назад в нижегородском Сомрове соседи забили тревогу – в семье Барсуковых никто не ухаживал за четырнадцатилетним Женей. Им не занимались, о нем должным образом не заботились. Мальчик ел прямо с пола и мандарины вместе с кожурой, он вел себя как волчонок, был грязный и запущенный. Началась долгая проверка по факту, омбудсмен Павел Астахов лично занимался судьбой мальчика.

Сейчас у парня все относительно хорошо: он неплохо социализировался в приюте, о матери, которую нельзя назвать этим словом, не вспоминал. По делу никто серьезно не пострадал, все фигуранты отделались штрафами и выговорами. Барсукову лишили прав на ребенка, чему она рада без памяти, чиновники от образования получили по выговору за то, что не «били во все колокола». Больше всего о ситуации в неблагополучной семье знала инспектор по делам несовершеннолетних, Наталья Накорякова, но и она преступно молчала и ничего не предпринимала. За три года, пока шло дело Барсукова, много чего случилось, но это не отразилось на жизни единственной жертвы в этом деле.

«Комсомольская правда» писала в 2013 году, что отец Жени Владимир Барсуков умер, его мать Людмилу поместили в психиатрическую лечебницу, инспектор Наталья Накорякова долго не являлась в суды – ее хотели судить по статье «халатность». В детской психиатрической больницу у Жени выявили эпилепсию, задержку развития и отсутствия должного лечения. Но у парня была положительная динамика – он полюбил рисовать, узнавал знакомых ему людей и постепенно учился опрятности и уходу за собой. Хочется верить, что сейчас у юноши все хорошо, несмотря на искалеченную жизнь.