Уроженец Кирова-Вятки писатель Альберт Лиханов отмечает 80-летие. Накануне «круглого» дня рождения Альберт Анатольевич дал интервью корреспонденту «Труда», в котором рассказал о своём отношении к электронным книгам и о том, какие книги сопровождают его по жизни как образа.

Альберт Лиханов сомневается, что электронная книга может стать полноценной заменой бумажной книге:- Вы думаете, что с электронной книгой можно расти и учиться жизни? Когда на Дальнем Востоке затопило водой 19 библиотек, мы послали туда обновлённые фонды.  60 библиотек в Крыму и Севастополе детских книг на русском языке вообще не имели: на Украине их не издавали… На Книжной ярмарке директор детской библиотеки пожаловалась президенту страны, что книжки не доходят в сельские библиотеки. Путин распорядился выделить на это дело 50 миллионов рублей. Но это же не благотворительность, а государственная необходимость! Молодые люди не знают своей истории. Мой прадедушка был артиллеристом, охранял Петербург от англо-французской армады, которая в 1853-м сначала хотела брать столицу, но потом двинулась на Крым. Я до сих пор помню подробности, которые вычитал у Сергеева-Ценского в его «Севастопольской страде». Купил его трехтомный роман еще мальчиком и, стыдно сказать, всю жизнь не мог прочитать. А в семьдесят с гаком сказал себе: если сейчас не прочитаешь, не прочитаешь никогда. Был потрясен.На вопрос о самых любимых книгах Альберт Лиханов отвечает, что это — книги из детства:- Может, покажусь смешным, но моя любимая книга — «Спартак» Джованьоли. И «Как закалялась сталь», «Рожденные бурей» — под их впечатлением жил в отрочестве. Нежно люблю Лермонтова. Во время войны у нас в Кирове было много эвакуированных из Питера. Они приезжали с вязанками книг, с которыми им порой приходилось расставаться. И мама мне на десять лет подарила собрание сочинений Пушкина и Лермонтова, каждый в одном томе, издание Вольфа. Эти книжки я вожу всю свою жизнь — как образа.В эти дни Альберт Анатольевич отмечает 80-летие, и журналисты спросили, какой тост писатель хотел бы услышать от гостей за праздничным столом. Писатель сказал, что главный тост произнесёт он сам. И этот тост будет за родителей:- В годы войны у меня было малокровие, я в обмороки падал. И вот иногда мама меня брала за руку, мы с ней шли в какое-то медицинское учреждение. Она там скрывалась за дверью, а я ждал ее на широком подоконнике. Появлялась вся зеленая с донорским талончиком на топленое масло. Время от времени она отщипывала от этого комочка и вкладывала мне в рот — как птенцу. Я это помню всю жизнь.