Никита Белых в эфире радио «Эхо Москвы» пообщался с Алексеем Венедиктовым о российской и заграничной истории. Также глава региона (а по совместительству — глава регионального отделения Российского военно-исторического общества) рассказал о вятской топонимике.

Например, Никита Юрьевич поделился интересным фактом: в 1934-м, после убийства Сергея Кирова, заявку на переименование города подготовили сначала в Уржуме. Но, когда заявление проходило согласование в Вятке, там «зачеркнули название Уржум и вписали Вятку».В 1993-м, напомнил губернатор, в городе прошел референдум по возможному переименованию. И тогда больше шестидесяти процентов участников голосования высказались за Киров. По словам Белых, для него довольно странно осознавать, что жители отвергают название Вятка, из-за того, что «Вятка была отсталым краем, а в Кирове строили заводы». «То есть речи об оценке деятельности конкретного политика при этом не идет, — отмечает глава региона. — И нет такого, что шестьдесят процентов считают, что «Киров — молодец».В качестве еще одной иллюстрации данного тезиса Никита Белых привел кировскую улицу Маклина, которую почти никто в областном центре не воспринимает как названную в часть шотландского учителя-социалиста.- 90% людей не воспринимает это как улицу конкретного персонажа. Просто они родились и выросли на улице Маклина, которая вот у них в восприятии, — говорит Белых. — Для многих людей то или иное топонимическое либо географическое название не идентифицируется с конкретной персоналией.- Я и сам родился и вырос на Комсомольском проспекте, — добавил глава региона. — И у меня никогда не было мысли оценивать это с точки зрения влияния комсомола. Когда раз в то время, когда я там родился и вырос, комсомол был в почете, но для меня Комсомольский проспект — это не проспект комсомола.