В Кирове побывал Никита Михалков. Актер, кинорежиссер и видный общественный деятель открыл в областном центре Год кино, осмотрел музеи, достопримечательности, получил подарки (шоколадный автомобильный номер, пулемет ППШ, фигуру усатого генерала) и, конечно, пообщался с местной интеллигенцией. Избранные места из разговора с деятелями культуры в стенах библиотеки имени А.И.Герцена — в нашем материале…

Никита Сергеевич говорил о текущем моменте, вспоминал недалекое прошлое и его деятелей, делился своим видением будущего. Впрочем, от ответов на традиционные «Кто виноват?» и «Что делать?» уклонился. По поводу «Что делать?» процитировал государя-императора, начертавшего на полях одноименной книги: «Руду копать!»А любителям искать виноватых напомнил, что среди виноватых всегда оказывается и тот человек, который громче всех интересуется: «Кто виноват?»

Про новое время

— Сейчас на нас свалилась великая технологическая революция — в виде Интернета, Гугла, всего остального. Сейчас ты можешь в любой момент получить любую информацию, узнать всё, что угодно. Это прекрасно? Да! Но это лишает меня необходимости помнить что-то. Кто написал «Горе от ума»? Тык-тык по планшету: «Грибоедов!»Всё: у меня в кармане есть моя память. Мне не нужно запоминать. «О чём «Анна Каренина»?» Тык-тык: «Молодая баба вышла замуж за старика, родила ребенка, влюбилась в молодого, он её бросил, она кинулась под поезд». Всё! Всё ясно…»Преступление и наказание»: «студент хотел учиться, не было денег, убил старушку, долго мучился, потом его посадили»… Так и есть. Но ге при этом те 500 страниц, написанных Федором Михайловичем о том, что происходит в душе у человека? О том, что убийство человека — это великий грех? Ты не давал этому человеку жизнь!И вот как получается: с одной стороны вся информация у меня в кармане, с другой — нам не нужно работать душевно и физически работать над этой информацией. Потому что она, информация, уже готова.Но что если… её, информацию, будут готовить для меня люди, которые не очень хорошо ко мне относятся?Я ведь уже не знаю сам, что такое хорошо и что такое плохо. Я отучился отличать. Спрашиваю: «Однополые браки — это хорошо?» И мне отвечают: «Хорошо, хорошо! Отлично!» И я думаю, что действительно это — отлично, потому что у меня нет корневой системы, которая не даст мне броситься в другую сторону.

Про школьное образование

— Мы столкнулись с катастрофой. По «доброй» русской и советской традиции — уходя в новое, разрушать старое — было перечеркнутое многое из того, что было сделано раньше. В том числе и в школьной программе. Исчезли школьные сочинения, появилась  вариативность образования — педагоги смогли сами предлагать книги, которые читать и какие не читать… Ну да, свобода, демократия. Я все понимаю. Но, когда мы стали спрашивать красивых молодых людей о том, кто такие Жуков, Зоя Космодемьянская, оказалось, что они не знают никого. Зато на вопросы про Борю Моисеева и Ксюшу Собчак могут ответить довольно легко. Дошло до того, что некоторые отвечают, что слова старого советского гимна написал Сергей Михалков, а слова нового «написал Михалков-младший»… На вопрос о том, с кем танцевала на балу Наташа Ростова, не могли ответить не только потому что не знали «с кем», но и потому, что не знали, кто такая Наташа Ростова и откуда она взялась вообще. Произошло системное разрушение всего, что было раньше. И в кино происходило то же самое: раньше «белые» были плохими, а «красные» — хорошими. Теперь стало можно показывать всё наоборот и всё стало наоборот.Но за всем же должен стоять трезвый взгляд, должно быть понимание ментальности русского человека!

Про русскую литературу

— У Луначарского как-то спросили, сколько надо окончить университетов, чтобы быть таким же умным, как он. И Луначарский ответил: «Три университета: мой дед, отец и я». Лично я постоянно перечитываю Бунина и Чехова. Там — такая кладезь дружбы, любви… Перечитываю их, чтобы найти ответы на многие сегодняшние вопросы. Ведь все вопросы бытия были поставлены еще в русской классике. Они были основой русской литературы. Читаешь Толстого и видишь: вот оно, вот это самое, о чем ты сам думал. Это такая кладезь… Взять хотя бы одну фразу, которую Николай Гоголь выбросил из «Тараса Бульбы»: «Голова казака, матерясь, покатилась в кусты»!.. Вы можете представить себе, каким надо обладать взглядом, чтобы такое написать. Каким надо быть поэтом в прозе!

Про музей Ельцина

— В наши дни строится музей Ельцина, который, по-моему, будет на 20 с лишним метров выше, чем Зимний дворец. Я ничего не имею против. Но это ненормально! Дело даже не в Ельцине, но что будет в его музее, который в шесть раз больше, чем Манеж? Что там будет и что должно быть?Не только победы, которые были, но и все то, что утрачено. Но утрачена-то страна… Дом-музей Ельцина, дом-квартира — все это имеет право на существование. Но что там, в музее? Его свитер, фотографии… А где страна, которая была и которой не стало? А заводы, которые остановились? Я хочу знать, куда все это пропало? На мой взгляд, задача государства — именно в этом: спокойно говорить об этих вещах. Не держать в себе гнетущую червоточину.Свобода — не в том, чтобы говорить, что кто-то был плохим, а кто-то хорошим. Свобода — в том, чтобы понимать, что, если произошло что-то нехорошее, то виноват в этом «и я тоже».

Про Россию, Украину и США

— В том, что случилось на Украине — и наша вина. Огромная вина! Мы что, не видели, кто такой Янукович? Мы что не видели фотографии их генерального прокурора в золотом венце? Видели, знали. Но не хотели всего этого касаться своими ручками. Думали, само все произойдет. Не произойдет! Если мы не хотим сами делать свою жизнь, нашу жизнь за нас «сделают другие».Мы — лакомый кусок. Очень лакомый кусок. У нас — леса, пресные воды, кислород, нефть… Госсекретарь Соединенных Штатов спокойно говорит: «Несправедливо, что Сибирь принадлежит всего одной стране — России». Она спокойно говорит об этом!Я снимаю шляпу перед американцами. Американцы — молодцы. Они делают свое дело, защищают только свои интересы. Им абсолютно наплевать на все остальное, что происходит. Завидую! И хочу, чтобы у нас было также.С одной лишь разницей… Американцы никогда не воевали на своей территории. Они не знают, что такое война. Когда привозят труп из Ирака — это трагедия семьи, а не народа. У них нет генетического страха перед войной, который есть в Европе. Американцы от всех военных конфликтов получали только плюсы. Всегда!

Про Сталина и «историческую неправду» в кино

— В 1990-е некоторые историки утверждали, что Сталин руководил армией по глобусу. Это — ложь и в чистом виде клевета. Когда мне говорят про «историческую неправду» уже в моих картинах, я не согласен. Я готовился к «Утомленным солнцем» пять лет! Я перерыл такое количество неофициальных источников — писем фронтовиков, воспоминаний… Записал 36 часов разговоров с Виктором Астафьевым, а его сложно обвинить в неправде. Люди, которые обвиняют меня в исторической неправде, получали и получают информацию из других источников.

Про Александра Грибоедова- С фильмом о Грибоедове, который я собираюсь снимать, — просто фантастическая история. Над сценарием мы работали шесть лет. Нашли невероятные аргументы, которые подтверждают, что убийство Грибоедова — не дело рук возмущенной черни, а — абсолютно расчетливое политическое убийство. Кроме того, что особенно невероятно, если доказательства, что убийство имело прямую связь с английской разведкой.Когда мы начинали писать сценарий, начался Карабах. Мы отложили работу, потому что планировали снимать там. Теперь — проблемы с Турцией, где тоже должны идти съемки. И работа снова откладывается.Вообще Грибоедов — удивительная личность. Если бы я говорил только о нем, мы легко проговорили бы весь вечер. Грандиозная личность! Грибоедов был единственным послом, который не снял ботинки перед шахом, когда получал верительную грамоту. Требование было одинаковым для всех — чтобы не пачкать дорогие ковры. И что сделал Грибоедов? Он заказал в России галоши и пришел на прием к шаху в них: снял галоши, но остался в ботинках. Это было немыслимо. Это был первый и последний раз, когда произошло подобное. И это, конечно, простить ему не могли.Конечно, для фильма о Грибоедове у нас была интересная идея для финала. Но ее вряд ли оценили бы исследователи биографии писателя. Есть легенда, что на самом деле он не погиб, что его убийство было инсценировано, а сам он прожил очень долгую жизнь. Представляете, какая концовка для картины: Нино Чавчавадзе на могиле мужа (куда она приходила в течение пятидесяти лет!), а вдалеке проходит старичок — ее муж, который не может открыть ей свою тайну… Интересная концовка, но грибоедоведы, повторю, нам такое бы никогда не простили.

Про встречи с поклонниками

— Встречи обычно бывают спонтанными. В Киров я прилетел всего на несколько часов. Но знаете, такие встречи дают мне очень много. Объясню почему… Вы понимаете, по вопросам и уровню интереса ты сверяешь свое отношение к жизни и проблемам с тем, как к этому относятся мои зрители. Такие встречи — работа не только для меня, но и для вас тоже. Для меня это — очень важный стимул. Вы пришли сюда сами, вас никто не загонял. Просто потому что хотите со мной поговорить. А если с тобой хотят поговорить, ты должен говорить и должен быть благодарен за это.Как и за другие моменты жизни… Например, едем мы как-то с Михаилом Боярским в поезде. Вагон СВ, мы сидим в купе, разговариваем. Открывается дверь — это буфетчица заглянула, чтобы предложить выпечку и напитки. Увидела нас и говорит: «Ой! Боярский». На меня смотрела несколько секунд: «Ну вы же, этот… этот… этот». Потом вышла, захлопнула дверь, снова открыла через несколько секунд и, ткнув в мою сторону пальцем, победоносно объявила: «Панкратов-Черный!»Разве такое нарочно придумаешь? Это же просто замечательно… Я считаю, что такое общение — оно очень позитивное. Оно сближает нас.

Про Петра Первого

— Вообще у меня к Петру Первому — отношение особое. Волошин про него писал: «Великий Первый был первый большевик, задумавший Россию переделать». Он ввел табель о рангах, по которому стал цениться не человек, а место, которое он занимает. При Петре произошел раскол между интеллигенцией и народом, когда одних отправили учиться в Голландию, а другим не объяснили, почему надо брить бороды и запретили с утра пить водку. Петр Великий, но… он хотел видеть результаты своей жизни при своей жизни. Это — трагедия для политика. Того же самого хотел Горбачев…В такой гигантской стране это немыслимо! В стране с таким количеством часовых поясов, над которой ты летишь девять часов и все девять часов на земле под тобой — люди, которые летят на одном языке… Нужно иметь совершенно другое мышление для управления такой страной.

P.S. Почти блиц-ответы

Про Киров-Вятку- У вас очень солнечный город. Меня впечатлили ваши музеи. Рассказы о том, что у нас «этот родился, этот родился, этот сидел, этот сидел и этот сидел». Я уже устал запоминать, кто у вас сидел. Город с душой — как и другие города России. У нас ведь только Петербург был построен насильно…Про себя- Я не член никакой партии, группировки и не чиновник. Я — артист. Как говорится, моё место в буфете, «с утра выпил и весь день свободен».Про Александра Грина- Как я могу относиться к вашему земляку Александру Грину, если моя первая жена была Ассоль? Я очень люблю Александра Грина.Про то, почему не хочет спорить с людьми в зале- Потому что вы будете обвинять меня и ругаться. А я буду обвинять вас и тоже ругаться. И в итоге мы расстанемся — каждый при своем мнении и каждый очень довольный собой. Но зачем все это? Я уважаю вашу точку зрения…

Александр ВАСИЛЬЕВ, ВК-СМИ.ру