Бывший глава Кировской области недоволен условиями в «Лефортово»: Белых пожурили за «шконку» и «Доширак»

Всероссийский центр изучения общественного мнения провел опрос россиян о том, какие из громких антикоррупционных дел последнего времени они запомнили лучше всего. Оказалось, что 12 процентов опрошенных граждан старны хорошо помнят, как начиналось, развивалось и чем закончилось дело бывшей чиновницы Минобороны Евгении Васильевой. 11 процентов не забыли про экс-шефа Министерства обороны Анатолия Сердюкова, а 10 процентов — про бывшего главу Сахалина Александра Хорошавина.Эффектное (с разложенными на столе пачками евро и светящимися руками) задержание Никиты Белых в ресторане отеля «Лотте плаза» врезалось в память 6-ти процентов опрошенных. Это, надо отметить, — меньше 12 процентов Васильевой, но всё-таки больше числа тех, кто помнит дело главы республики Коми Вячеслава Гайзера. Таковых оказалось всего 2 процента.Кстати, три четверти россиян в курсе самого последнего коррупционного скандала — дела полковника МВД Дмитрия Захарченко. Большая часть респондентов заявили, что считают выдвинутые сотруднику полиции обвинения, вполне обоснованными.Отметим, что на вопрос о том, являются ли резонансные задержания в России следствием широкомасштабной борьбы с коррупцией, или же это — «показательные акции», большая часть отвечавших выбрала второй ответ: «показательными» аресты считают 59 процентов респондентов.Добавим, что ранее стало известно, что экс-губернатор Кировской области пожаловался правозащитникам на условия задержания в СИЗО «Лефортово». Белых недоволен скоростью, с которой к нему поступают письма, условиями допуска адвокатов, а также некоторыми сотрудниками следственного изолятора. Например, одна из сотрудниц СИЗО запретила экс-главе региона «сидеть на чужой шконке», а другой сотрудник изолятора пожурил арестанта за большое количество купленного «Доширака». При этом бывший губернатор настаивает (его слова приводятся в свежем номере «Новой газеты»), что в правилах внутреннего распорядка о «шконке» и «Дошираке» не говорится ни слова.