фото vk-smi.ru

Депутаты Законодательного Собрания области — об антикризисных мероприятиях… Антикризисные планы — не самый частый жанр в деятельности российского правительства. Тем не менее недавно его были вынуждены использовать. Так появился План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году.

После обнародования этого документа — а в нем 60 пунктов — редакция “ВК” адресовала нескольким депутатам Законодательного Собрания — членам разных фракций в областном парламенте три вопроса:

1.Какие плюсы и минусы вы видите в антикризисном плане Правительства РФ?  2.Если бы от вас потребовались предложения в областной антикризисный план, какими бы они были? 3.Какие антикризисные меры принимаются “поблизости” от вас, например, в вашем трудовом коллективе?

Нужны контроль и прозрачность

 

Василий Сураев, генеральный директор ЗАО “Кировский молочный комбинат” (“Единая Россия”):

1. О плюсах. Увеличение бюджетных ассигнований на предоставление дополнительных кредитов бюджетам регионов — это правильно. Не все регионы самодостаточны. Докапитализация банков — и это необходимо. Но при условии, что будет контроль за выделенными им средствами и что они пойдут в сектор экономики, а не на покупку валюты. Импортозамещение — правильно. Потому что на сегодня российская экономика во многом зависима от западных стран. Наверное, многое из того, что закупается за рубежом, можно производить в Российской Федерации. Для этого нужно использовать потенциал оборонного комплекса, машиностроительных предприятий, оказать им поддержку.Не секрет, что для сельского хозяйства порой за границей закупается даже стойловое — не доильное, подчеркну, а стойловое — оборудование. А это ведь всего лишь хорошего качества металл, профиль, который можно производить на российских предприятиях.В антикризисном плане правительства страны сказано о пересмотре даты вступления в силу требований о необходимости оформления сопроводительных документов в отношении молока и молочной продукции  на каждую партию. Был перед этим, совсем недавно, приказ Минсельхоза. А его, я считаю, не должно было быть. Ни в одной цивилизованной стране мира на эту продукцию не оформляют ветеринарные документы — делают это только в том случае, если она поставляется за пределы страны, а внутри страны этого нет.В антикризисном плане называются дополнительные средства на поддержку сельского хозяйства страны — 50 миллиардов рублей. Это надо. Но нигде не сказано о поддержке перерабатывающей отрасли. А ведь все страны, которые занимаются развитием своей экономики (последний пример — Белоруссия), вкладывали средства в сельское хозяйство, а параллельно, а то и опережающими темпами — в развитие перерабатывающих предприятий.2. На областном уровне в первую очередь должно быть эффективное использование тех бюджетных средств, которые есть. И существовать прозрачные правила их распределения. Наверное, многие слышали про роботов в молочном животноводстве. В прошлом году было так: кто приобретает их, тому 50 процентов от стоимости покрывается из бюджета Кировской области. Робот обслуживает в пределах 60 коров, стоимость его порядка 10 миллионов рублей. То есть на 60 коров — 5 миллионов рублей субсидии. В то же время, к примеру, нами построены животноводческие комплексы в дочерних сельхозпредпритиях: в “Новом пути” — на 960 голов, в “Пути Ленина” — на 800 (а будет 1200) и там предусмотрена карусель стоимостью в пределах 30 миллионов, субсидия — порядка трех с половиной миллионов. В “Новом пути” эта субсидия —  около 2 с половиной миллионов. И эффективно ли используются бюджетные средства, когда на 60 коров субсидия в  5 миллионов? Нет, не эффективно!О поддержке предприятий, которые занимаются возведением животноводческих помещений. Где-то построили, где-то не достроили, остается большая кредитная задолженность. И снова готовы брать кредиты на строительство новых объектов. Здесь надо так: пока ты не рассчитался по старым кредитам, вопрос по новым должен быть закрыт.3. С 2004 года начали развивать собственную сырьевую базу — сейчас у нас 10 своих агрофирм. И на сегодняшний день наши хозяйства производят к уровню прошлого года на 28 тонн молока больше, то есть порядка 196 тонн в день. Это наш вклад в обеспечение продовольственной безопасности и безопасности самого предприятия.Ведем реконструкцию и техперевооружение как основных, так и вспомогательных производств, внедряем ресурсосберегающие технологии. Несмотря на сложную ситуацию, в прошлом году начали возводить цех по производству сухого молока. К сожалению, господдержки по реконструкции и строительству таких цехов не предусмотрено.О сокращении работников в настоящее время речь не ведем. У нас в январе этого года по сравнению с тем же месяцем 2013-го численность персонала увеличилась на 13 человек. Могут быть какие-то структурные изменения, например, уменьшится число работников в подразделениях сбыта, но увеличится на производстве, в технических службах.

Самый главный плюс

 

Михаил  Курашин,  заместитель председателя Законодательного Собрания области (“Справедливая Россия”):

1. С позиции людей, которые работают с бюджетом, могу сказать: наверное, самое тяжелое для бюджета в любой период, а сейчас тем более, — сохранить намеченный объем социальных обязательств, а у нас это более 60 процентов расходной части областного бюджета. И заверения Правительства России, президента о том, что все-таки приоритетная цель — сохранить, выполнить данные обязательства — это, наверное, самый главный плюс антикризисного плана.А минус, я бы сказал, в том, что не совсем понятна экономическая основа антикризисного плана. Потому как мы понимаем, что мы не просто должны перейти на некую оборонительную тактику, но и искать возможности для развития экономической составляющей. В связи с этим, предположим, идея докапитализации российских банков   на самом деле такая “двоякая”.С одной стороны, мы понимаем, что через банки (через кредиты) у нас происходит развитие потребительского спроса. С другой стороны, одно из предложений руководителей разных субъектов Федерации звучит так: почему бы эти деньги не отдать сначала регионам, у которых есть громаднейшая задолженность по кредитам в коммерческих банках? Тем самым можно было бы сократить объем кредитов, что повысило бы устойчивость регионов с точки зрения идеи сохранения социальных обязательств. Когда банки увидят, что с ними рассчитываются, проще с ними станет разговаривать насчет новых кредитных линий. Эти деньги бы все равно оказались в банках, но в данном случае, помимо этого, они бы еще одно доброе дело сделали.Второй вопрос: как банки поведут себя в этой ситуации? Ведь мы понимаем, что выдача кредитов крайне затруднительна. Это связано и с высокой процентной ставкой, и со снижением покупательной способности населения. При отсутствии должного контроля у банков может возникнуть соблазн не вкладывать деньги в развитие потребительского кредитования, а начинать спекулировать или играть на валютных, фондовых рынках. Что в свою очередь делает эффективность  направления туда бюджетных средств крайне низкой. Это, наверное, один из главных рисков, которые могут быть в данной ситуации.По всем остальным заявлениям, касающимся экономики, каких-то “телодвижений” федеральных органов пока, к сожалению, не заметно. Как, например, они станут поддерживать аграрный сектор, промышленность нашу в работе по импортозамещению? И всевозможные — продекларированные, кстати, — надзорные, налоговые каникулы пока остаются на словах.2. Что касается антикризисной работы в регионе, то она, может быть, пока не столь озвучена, не столь обсуждается в публичном пространстве. Сейчас формируются ее отдельные направления, отдельные мероприятия. Например, первое, что предпринимается правительством области, — это оптимизация в системе управления, причем не только в системе органов власти, но и  в системе управления различными, особенно зависящими от бюджета отраслями, то есть, в частности,  социальной сферой. Еженедельно проводятся по несколько заседаний соответствующих комиссий. Это первый момент.Второй момент. Сейчас обсуждается законопроект по введению дифференцированной ставки по патенту для субъектов, скажем так, микро- и малого бизнеса. Думаю, к лету этот законопроект появится.Свободных средств, с учетом нынешних параметров бюджета, у нас в принципе нет. Поэтому первое, с чего начинаем — пытаемся оптимизировать его расходные сатьи. Ведь мы жили, по сути, в формате расходных обязательств по социальной сфере. Собственных доходов у нас не так много. И экономическое развитие региона в большой мере ориентировано на участие в нем федерального центра.3. Антикризисные меры в самом ОЗС? Естественно, мы сейчас продумываем вопрос оптимизации. Еще в конце прошлого года депутаты выходили с предложением уменьшить затраты Законодательного Собрания на информационное обеспечение. На сегодняшний момент расходы на изготовление телевизионных программ и вообще на работу со средствами массовой информации сокращены. Что касается кадровых вопросов, то сейчас идет их проработка, связанная с возможной оптимизацией структуры. Хотя, замечу,  аппарат Законодательного Собрания — один из самых малочисленных среди региональных парламентов (по отношению к количеству депутатов).

А что после кризиса?

 

Валерий  Смирнов, генеральный директор ООО “Артэкс” (ЛДПР):

1. В кризис 2008 года на поддержку банковского сектора было выделено, по-моему,  900 миллиардов рублей, а сейчас — больше в полтора с лишним раза. Понятно, что это необходимо: банковская сеть как кровеносная система в организме. Особенно мы это ощутили в 90-е годы, когда банки блокировали и задерживали платежи. А это самое страшное, что может быть в экономике. Поэтому поддержка банков государством —  необходимое условие для выхода из кризиса. Будем надеяться, что выделенных денег, как и в 2008-м, кредитным организациям  хватит. Тот кризис у нас прошел более мягко, чем в Европе. Потому что поддержка банковской сфере была обеспечена. Кроме банковского сектора, в антикризисном плане говорится об экономии бюджетных средств в размере пяти процентов за год. Так это вполне очевидная мера. В такой ситуации обязанность экономить — это первое, что приходит на ум.Я не буду оригинален, наша беда — зависимость от углеводородов. И отсюда слабое внимание другим отраслям промышленности, которыми, может быть, надо заниматься более серьезно. Пока правительство думает, как краткосрочные проблемы решить. Но, наверное, после двух — трех непростых лет наступят и другие времена. И о них нужно уже сейчас думать. А в антикризисном плане об этом ничего не сказано. На мой взгляд, это неправильно, плохо.И антикризисные меры, наверное, нужно было озвучивать раньше. Пока  же у меня сложилось впечатление, что правительство страны живет только  текущими проблемами.2. Что касается антикризисных мероприятий на областном уровне, то хочу заметить: основные законы для нас — федеральные, мы по ним живем, они являются обязательными для исполнения. Иногда же они, эти законы, не учитывают каких-то нюансов или особенностей в жизни регионов или вообще требуют доработки. У областного Законодательного Собрания есть возможность выходить со своими предложениями в Госдуму, но делаем мы это чрезвычайно редко — по вопросам, которые требуется решать безотлагательно. Нас же там часто просто не слышат.  Иные стандарты-нормативы в России бывают куда жестче, чем в Европе. Например, по нормам электробезопасности или экологии. Об этом я хорошо знаю. В частности, мы работаем с итальянцами и у нас эти нормы куда более суровые, чем у наших партнеров. Хотя это, я считаю, неправильно. И это как раз является тормозом, препятствием для развития. Особенно это ощущается в периоды, подобные нынешнему.Конечно, и в этих условиях можно и нужно что-то делать. Департамент же промышленного развития — моя точка зрения — в последние 10 лет работает из рук вон плохо. Его специалисты часто предстают в роли статистов, которых интересуют только отчетность и крупные федеральные инвестпроекты, в которые  нужно “войти”. В актив департамента их занести нельзя. Потому что это или заслуга лично губернатора, или стечение обстоятельств: приходят в регион какие-то инвесторы, потому что в их планах просто подошла очередь для нашей территории. Вот так, если называть вещи своими именами.В сегодняшних условиях следует поддерживать традиционные наши отрасли, тот же лесной сектор. Но не нужно развивать то, чего нет. Необходимо поддерживать те предприятия, которые работают. А задача региональных властей — защищать интересы  области на федеральном уровне, еще активнее бороться за федеральные бюджетные деньги. В кризисные времена надо больше работать — качественно и активно.3. Что касается нашего предприятия, то мы уже не один кризис пережили. Однозначно нужны доступные кредитные ресурсы — сейчас ставки по ним выросли фактически в два раза. Это какую нужно иметь норму прибыли, рентабельности, чтобы работать на таких кредитах!  Поэтому ставку рефинансирования Центробанку следует уменьшить, чтобы кредитные ресурсы становились более доступными. За рубежом, я знаю, при получении кредитов бывают даже “нулевые” ставки. Там все направлено на то, чтобы поддержать бизнес не на словах, а на деле. А у нас зачастую все наоборот. Такова специфика нашей большой страны. И за короткий промежуток времени это  не преодолеть.

Казна не для прожектов

 

Виктор  Женихов,  председатель комитета по энергетике, жилищно-коммунальному комплексу, строительству, транспорту и связи (КПРФ):

1. Считаю, жизнь правительство нашей страны ничему не учит. Во время кризиса 2008 года уже были огромные вливания средств в банки. Никакого эффекта, на мой взгляд, это не дало. Во всяком случае, в реальном секторе экономики. Банки эти деньги просто транжирили.А сейчас посмотрите, какая кредиторская задолженность у различных слоев населения, особенно у непорядочных, я бы сказал, бизнесменов, руководителей предприятий. И в то же время опять слышишь о выделении правительством денег, на этот раз Россельхозбанку — 80 миллиардов рублей. А хорошие, совестливые хозяйственники кредиты получить не могут. Я считаю, что федеральное правительство не контролирует расходование средств, которые оно выделяет банкам, соответственно и процентные ставки. Ну где, в какой стране мира еще существуют такие высокие ставки по кредитам!В правительстве страны находятся люди, которые, мне кажется, никогда не работали на производстве. Они не знают нужд производства. Кто-то из них фактически является еще и бизнесменом. И больше всего опять же работает на свой карман.Правительство два десятка лет не контролирует огромные финансовые потоки в стране. Столько скуплено собственности нашими гражданами в Европе, США, Канаде! За все  это они расплачиваются нашими деньгами, увозят  огромные  капиталы  за границу. Об этом и президент знает — говорит  об уходящих туда ежегодно многих миллиардах  долларов. А меры соответствующие не принимаются — я не могу это понять. На поверхности огромные деньги лежат, которые можно использовать в нашем хозяйстве.2. Достаточно нерациональных расходов и на территории нашего региона. По выпадающим доходам (по проезду, например, льготников) деньги были заложены в бюджете прошлого года, они признаны. Однако до сих пор не выплачены. А ведь это же оборотный капитал предпринимателей — малого бизнеса, среднего бизнеса. Поэтому мы просто загоняем в тупик данную категорию предпринимателей.Огромные деньги потрачены, скажем так, на прожекты. Не на одну сотню миллионов рублей заказано проектно-сметной документации, которая вообще не востребована и не используется. В том числе по дорогам, например, в васнецовское Рябово.У нас в регионе свои топ-менеджеры есть, которые получают немаленькие зарплаты и выписывают себе огромные премии, хотя 100 процентов акций этих организаций принадлежат области. Так было в КРИКе (ипотечной корпорации), сейчас  в фирме “Полиус” — премиальных выплатили на 7 миллионов. Правительство тоже не контролирует эту ситуацию. Пытаемся воздействовать — и критикуем, и говорим. А воз и ныне там.3. В связи с кризисом стали ужимать льготы населению. Посмотрите, утром в Кирове на Октябрьском проспекте, у здания соцзащиты, — еще семи часов нет, а люди толпами стоят, их снегом замело. А сколько они еще до того простояли в очереди из-за этих льгот! Они, как известно, оформляются тем пенсионерам, кто получает меньше 11 с небольшим тысяч рублей. А это же огомный пласт населения. Как они жить будут, я даже не представляю. Ведь у многих пенсия 6-7 тысяч рублей. А прожиточный минимум пенсионера в регионе установили 6400. Можете представить, как прожить на 6400 рублей в наше время? При нынешних  коммунальных платежах, при платежах за капитальный ремонт, при повсеместном и постоянном росте цен. Это вообще издевательство.А “инициатива” отменить железнодорожные пригородные перевозки? Я уже приводил пример. В Великую Отечественную войну — в 1942 — 1943 годы — в стране строились и открывались станции метро. И это ведь не секрет — надо просто немножко знать историю. В наше ли время электрички отменять? И правильно в этой ситуации президент заметил: у вас что, с головой ненормально? Ведь порой пригородный поезд дает единственную возможность   куда-то проехать, у нас же дорог сельских практически нет. Автобусы могут перестать ходить. Коль выпадающие доходы не платили перевозчикам — они тоже на грани остановки.

А. МАСАЛЬЦЕВ