Майдан в Киеве: митинги в честь трехлетия Майдана переросли в драку

Дракой и столкновениями с новой украинской Национальной полицией закончился митинг в честь трехлетия Майдана. Зачинщики торговой блокады в ДНР требовали от властей поддержки и понимания, радикальные партии вышли со своими требованиями, но вместо согласия президента получили драку и пострадавших. Нацполиция не «Беркут» — на Россию не сошлешься.

Участники «третьего Майдана» хотят, чтоб Киев прекратил любые контакты с ДНР, ЛНР и любыми неподконтрольными Петру Порошенко территориями. Сам Порошенко не торопится прекращать торговать с непризнанными республиками: нельзя оставлять страну без угля. Уголь – это жизнь: без его города страны останутся без света и тепло, а у тех, кто против закупки «черного золота», должна быть какая-то альтернатива. Лидера радикалов Сергея Семенченко теперь не устраивает Порошенко, как три года назад не устраивал Янукович. Снова на ул. Банковой находится власть, которая делает «бизнес на крови», и которую необходимо свергать. Никто их представителей аппарата Порошенко так и не вышел к радикалам, а российские аналитики пишут, что сценарий повторятся. Но теперь и президент не любит Россию, и радикал Семенченко ее не любит, но и друг друга они тоже ненавидят.

Неделю назад президент Украины произносил речь, которая должна была успокоить тех, кто три года назад стоял на Майдане и приводил его к власти. Но с каждым днем вера в «покращення» становится в Украине все меньше и меньше: нынешние бунты давно названы «тарифными», украинцы хотят не в Европу, а жить в теплых квартирах. Речь идет не о достоинстве, а о выживании, хотя Порошенко уверял, что успех обязательно придет. Факты в это время говорят иное: ВВП Украины упал вдвое, а украинцы огромной платой за коммунальные услуги покрывают миллиардные долги Украины перед странами-кредиторами. «Героям Революции Достоинства» за три года власть не поставила даже самого простого памятника, хотя конкурс и объявлялся. Сейчас уже каждый третий украинец заявляет, что в 2014 году свершился государственный переворот, а не Революция Достоинства.