Вадим Денисов выжил в боях за Алеппо, чтоб не долететь до Сирии. Цветы и свечи несут под здание, где репетировал ансамблю им. Александрова, к Останкинской телебашне и фонду, где работала Елизавета Глинка. В других государствах неравнодушные приносят гвоздики под посольство России. Вадим Денисов, оператор, сам просил отравить его в Сирию, поскольку считал это долгом.

Родственники погибших сейчас вспоминают разное: одни не хотели лететь в Сирию, что-то чувствуя, другие ничего такого не ощутили, хотя их и отговаривая, а Денис шел на войну как солдат: один раз он остался в осажденном Алеппо. Сейчас вдова Вадима, мать его троих детей рассказывает, как за него беспокоились, когда Денисов не успел уйти из оцепления боевиков. Вертолет, который должен был увезти журналиста и оператора, не долетел до них, погиб, и Вадим Денисов прикрывал спину себе и корреспонденту наряду с военными.