фотоархив vk-smi.ru

Перрон станции Латышский пуст. Отмена большого количества пригородных поездов, похоже, стала январским трендом российских железнодорожников — по некоторым данным, под “сокращение” в стране подпало 220 электричек. О том, как это ударило по жителям провинции, в частности — Омутнинского и Верхнекамского районов, “ВК” рассказал 16 января.

Публикация называлась “Тупиковый участок?”. И вот новая корреспонденция на эту тему.Вторник, 13 января, стал черным днем для жителей многих населенных пунктов, прилегающих к железной дороге. В этот день по Кировской области было отменено семь пригородных пассажирских  поездов. В том числе и поезд Киров — Мураши — Пинюг.За всю область не скажу. Но о том,  какими проблемами обернулось чье-то непродуманное решение, покажу на примере небольшого поселка Латышский, где проживают 117 человек.Расположенный в 14 километрах от районного центра Опарино, он оказался отрезанным от него и от мира в полном смысле слова. Потому что поезд был единственной возможностью выехать за пределы населенного пункта фактически десять месяцев в году.Автобусного сообщения нет, потому что нет автомобильной дороги. Она строится, сдача в эксплуатацию запланирована на конец 2015 года. Но не факт, что планы совпадут с реальными сроками.Едем в Латышский. Где-то на половине пути подбираем мужчину, бодро двигающегося в одном с нами направлении. Оказывается, Виктор Барков идет из райбольницы, где ему вырвали зуб.- Вышел из Латышского утром пораньше, — рассказал он. — С новой трассы самосвалы вывозят мусор, обратно везут песок. Могут посадить в кабину и немного подвезти, но только до того места, где кузов освобождают. Дальше — опять пешком…Ничего себе прогулка после удаления зуба!Трасса идет прямо, мы сворачиваем на узкую лесную дорогу, ведущую к Латышскому. Еще одна встреча: две женщины с высокими лыжными палками примерно в километре от поселка.- Надя и Нина, — представились они.- Скандинавской ходьбой занимаетесь?- Нет, просто гуляем. Для той ходьбы другие палки нужны. Гуляем для здоровья. Больше его поддержать нечем, даже медика в поселке нет  давно.Фельдшер раньше приезжал в Латышский из поселка Вазюк раз в две недели — несколько остановок на пинюгском поезде. Не стало поезда — не стало даже такого медицинского обслуживания. Сиротливое объявление на двери магазина — из дня вчерашнего. Повесили заранее, а снять забыли.- А если в опаринскую больницу к доктору на прием?- Уехать в Опарино мы теперь можем только ночью, — поясняет одна из женщин. — С двух часов ночи до утра, пока поликлинику откроют, придется сидеть на вокзале, потом сидеть в очереди к терапевту, потом снова на вокзал — до 19-30. Не всякий молодой и здоровый выдержит. Почти сутки уходят на поездку, а у меня давление высокое, там и умру. Раньше между дневным и вечерним поездами было пять часов, все дела успевали сделать.Перрон станции Латышский пуст. Нет дневного поезда — нет и пассажиров.  Между прочим, жители поселка до конца  не могут поверить в то, что с ними могли вот так поступить, лишив единственного доступного вида транспортного сообщения. И 13-го числа, и в последующие дни они ко времени прибытия поезда приходят на станцию, вглядываются и вслушиваются в даль — не мелькнет ли дымок, не раздастся ли гудок? Услышав от дежурного, что поезда не будет, уходят, чтобы назавтра вернуться снова.В помещении, где работает специалист Опаринского городского поселения (административно Латышский относится к нему), собрались самые активные из тех, кому небезразлична судьба поселка, кто и дальше хотел бы жить здесь, — своего рода инициативная группа. Это Зинаида Ивановна Ренжина, Римма Константиновна Баркова, Алевтина Дмитриевна Разорвина, Татьяна Владимировна Пентегова, Екатерина Васильевна Уфаркина, Надежда Аркадьевна и Владимир Анатольевич Морозовы. Они собирали подписи под коллективным обращением жителей Латышского, которое  намерены  направить главе  района, в отделение партии “Единая Россия”, губернатору области и даже В.В. Жириновскому. Просьба одна: вернуть поезд.И мы все вместе начинаем выяснять, каким же образом Латышский “завязан” на железную дорогу.- Да все мы от поезда зависим, — говорит специалист администрации Т.В. Пентегова. — Автодорога бывает только в зимнее время, буквально два-три месяца в году. Так что выехать — только на поезде. В банк, администрацию, службы занятости и социальной защиты, аптеку, больницу, Пенсионный фонд… Люди ездят на работу в Опарино, Альмеж. Дети учатся в школах райцентра, в Пинюге, студенты — в Кирове. Корреспонденцию, пенсии доставляют поездом, хлеб и прочие продукты питания десять месяцев в году — таким же способом. Весной и осенью из ЦРБ ежедневно в течение двух недель приезжала медсестра, чтобы проделать курс уколов   тем, кто в этом нуждается.Кстати, Латышский — ближайший к Опарину населенный пункт.А как людям получать теперь деньги с банковских карт, если банкоматы опять же  только в Опарине?На весь поселок — три легковые машины. Вряд ли их владельцы захотят заняться частным извозом.- Не будет поезда — дети к нам вообще приезжать не смогут, чтобы хоть чем-то помочь, — говорит Е.В. Уфаркина. — А ведь население поселка стареет. Три человека перешагнули 90-летний рубеж, несколько — 80-летний. Основной возраст жителей — за 50 — 60 лет, много одиноких пожилых женщин. Как же без помощи детей?Остается поезд Киров — Луза. Но мало того, что он неудобен по времени, так еще и вагонов в нем всего шесть. Причем общих только два. После выходных, праздников, “окон”, связанных с ремонтом пути, сесть в него не всегда возможно — забит до отказа, заняты третьи полки, тамбуры и проходы.Железнодорожники свою проблему решили: от Кирова до Мурашей пущен рабочий поезд, от Мурашей до Пинюга — тоже. Но других пассажиров (имеются в виду нежелезнодорожники) он брать не будет.Свобода передвижения граждан гарантирована Конституцией РФ. Жителей Латышского такой свободы лишили.Естественно, подобное положение вещей никого не устраивает:  люди — и не только в Латышском — пишут жалобы во все инстанции, звонят во все колокола. Кое-кого услышали. И вот уже восстановлен маршрут шабалинской электрички, которая одно время из областного центра следовала только до Котельнича.Да, экономическая ситуация в стране и в области сложная. Но почему-то крайними в таких случаях всегда оказываются простые люди. В то время как обитатели Рублевки устанавливают в своих домах двери за 60 миллионов рублей, жители Латышского добираются до цивилизации по шпалам. Кому это по силам, конечно.

Татьяна ТУНГУСОВА, Опаринский район