фото пресс-центра правительства Кировской обл.

Писатель, актер и музыкант Евгений Гришковец в общении с кировскими журналистами выразил удивление тем, почему городу Кирову до сих пор не вернули историческое имя Вятка. «Я сам живу в Калининграде, бывшем прусском городе Кёнигсберге, — сообщил Евгений Валерьевич. — Калинин тоже не бывал в Кёнигсберге, как и Киров не бывал в Вятке…»

«Но возможное возвращение исконного имени Калининграду вызывает массу, множество вопросов. В отличие от Вятки — здесь не может быть никаких сомнений. Почему это имя до сих пор не возвращено? Для меня — это очень большая загадка».Евгений Гришковец прибыл в областной центр за премией имени писателя Салтыкова-Щедрина. Предполагалось, что после вручения статуэтки и конверта с премией (100 тысяч рублей) он проведёт большую встречу с кировскими поклонниками в стенах «Герценки». Однако в 15-00 кумир в главной вятской библиотеке не появился. Стало известно, что вместо разрекламированного разговора в режиме вопросов и ответов Евгений Валерьевич сыграет спектакль на сцене Театра кукол. Попасть на него смогли лишь около 300 человек — столько вмешает зал, вход в который был строго по пригласительным.Всем остальным Гришковец — опять-таки в общении с прессой — пообещал приехать скоро ещё раз со своим новым спектаклем «Шёпот сердца».  «На него придут люди, которые меня здесь ждут, — заметил писатель, — и которые купят билеты, тем самым оплатив мой приезд сюда».Отдельной темой для разговора с прессой стало отношение Евгения Гришковца к творчеству М.Е.Салтыкова-Щедрина. Евгений Валерьевич сообщил, что начал понимать великого писателя-сатирика лишь с годами, и что вообще в юном возрасте читать его рано.»Я бы даже убрал его произведения из школьной программы, заменив, например, произведениями Александра Грина. Так было бы веселее», — сказал Евгений Гришковец. Но оговорился, что для взрослой аудитории произведения писателя актуальность совсем не потеряли: «Иногда кажется: всё, устарел старик Щедрин-Салтыков! Но нет! Бах — и он снова актуален… При этом актуальность той же «Истории одного города» для разных регионов разная. То, о чём писал писатель, к сожалению живо до сих пор».