фото М.Смирнова, vk-smi.ru

В Кировском областном драмтеатре — интересная премьера. Новый худрук Юрий Ардашев представил на суд публики свой первый (в нынешнем качестве) спектакль — постановку по пьесе советского классика Виктора Розова «В добрый час» (12+)

Пьеса из 1950-х, многим хорошо знакомая по одноименному фильму с Леонидом Харитоновым в главной роли, неожиданно снова оказалась актуальна. В драмтеатре пытаются понять, откуда у людей той эпохи (тоже, если разобраться, совсем не простой) была столь удивительная — очень сильная и искренняя — вера в светлое будущее и куда она подевалась сейчас…- Меня часто спрашивают, почему для постановки мы выбрали пьесу Виктора Розова, — говорит Юрий Ардашев. — Во-первых, не так давно ему сто лет исполнилось. Драматург из «золотой пятерки» отечественной драматургии, создававший основы советско-российского театра. Он вывел на сцену совершенно нового человека, нового пацана с новыми задатками, новым темпераментом и новыми эмоциональными потребностями. Я родился значительно позже того времени, которое представлено в пьесе. Это — период молодости моих мамы и папы. Сюжетная линия развивается на фоне знаменитой «оттепели» — времени больших ожиданий. Причем не только в Советском Союзе — во всем мире происходило что-то похожее: и французская синематека, и бунты студентов в разных странах… На протяжении 10 — 15 лет этот процесс продолжался и развивался. Послевоенная Европа начинала отстраиваться. Всем казалось, что самое страшное — уже позади, а впереди — только хорошее.«Даже зубы надо чистить так, как это делает твой персонаж…»Работа над спектаклем началась в прошлом сентябре. Актеры и режиссер обсуждали постановку и репетировали не только в стенах театра, но и в домашней обстановке. Смотрели старые советские фильмы, устраивали коллективные читки (до двух часов ночи) классики 1950-х.- Погрузиться в эстетику тех лет пришлось всем, — говорит режиссер. — Есть такая шутка, что даже зубы надо чистить с настроением, будто это делаешь не ты, а твой герой. Тогда-то в итоге и можно будет не просто играть, а — реально существовать на сцене. И, может быть, получить потом похвалу, какую когда-то адресовали Эфросу: «Ваших актеров смогут переиграть только собаки, которые не играют, а остаются настоящими».

Режиссер и труппа: сработались-таки?

Первую премьеру Ардашева в облдрамтеатре многие ждали с интересом. Интриги добавили обстоятельства назначения Юрия Алексеевича. В прошлом году часть труппы драмы устроила демарш, поначалу отказавшись от работы с «таким худруком». Под «таким» подразумевались эксперименты «раннего Ардашева» в Кирове — авангардные постановки «Моцарта и Сальери» и «Трех сестер», в которых герои были сами на себя не похожи (напомним, Сальери «приоделся» в скафандр космонавта, а у Моцарта появились семейные трусы и борода до пояса).Новый худрук отвечал, что все его веселые эксперименты уже в далеком прошлом. Что он уже несколько лет стоит на позициях сохранения традиций, а драматический театр считает «точно не местом для сотрясания основ». Также он призывал не раздувать из случившегося на его представлении коллективного ухода актеров большой трагедии и обещал, что все недопонимания будет решать в напряженной совместной работе.Похоже, у него все получилось. За несколько дней до премьеры (она проходит во время печати этого номера «ВК» в типографии) кировским журналистам показали эпизоды из будущей постановки и дали возможность подсмотреть моменты совместной работы режиссера и труппы… Нормальный рабочий процесс, поиск, без выяснения отношений и разборок. Что, конечно, радует.На пресс-конференцию накануне премьеры Ардашев пришел не один, а с тремя актерами — исполнителями главных ролей: Владимиром Ждановым, Сергеем Пахомовым и Павлом Каныгиным. Чисто мужской состав спикеров худрук объяснил не «проявлением мужского шовинизма», а тем, что самые главные герои спектакля — действительно исключительно мужчины. Три брата, почти как в классических русских сказках.- Со мной за столом — три брата. Два родных и один двоюродный. Семейство Авериных, — говорит Юрий Алексеевич. — Это Аркадий, это — Андрей, а это — Алексей… Заметьте! Я уже называю их не по «мирским» именам, а по именам героев пьесы. На них замыкаются все сюжетные линии, все ходы, все развитие характеров. Мимо них не пройдет ничего — они в центре событий, они являются катализаторами происходящего.- Конечно, мне было очень интересно, как они вживутся в эти роли, — продолжает режиссер. — Ведь актер — это творец. А задача режиссера — лишь подвести актера к свершению, созданию творения… Как режиссер будет подводить актера к этому — уже его личные приемы. Но в ход могут пойти и обман, и молчание, и, может быть, даже конфликт… В любом случае  в конце концов актер должен дойти до «нужного градуса исполнения». Если актер хорошо проник в образ, он обязательно проявится.

Драмтеатр и «кризисные явления»

На пресс-конференции не обошлось без вопросов о кризисе. Журналисты интересовались, не пришлось ли театру урезать бюджет премьеры и сэкономить на декорациях и костюмах, раз уж на дворе — экономически сложные времена. Юрий Ардашев промолчал, даже не пошевелив бровью. А вот сидящий рядом с ним актер Владимир Жданов очень хитро и, кажется, немного грустно улыбнулся задавшему вопрос корреспонденту: «Ход ваших мыслей — в правильном направлении!»Оказалось, что на чем-то действительно пришлось сэкономить, а что-то приобретать уже в последний момент (по мере поступления средств): за пару дней до  финального  прогона спектакля были готовы еще не все костюмы, а также обувь главных героев. Ведь она должна быть «как в 1950-е» — в современной обувке на сцену не выйдешь, публика сразу заметит.Декорациями для постановки стала крепкая советская мебель, которой ничего не сделалось за прошедшие шестьдесят с лишним лет. Где удалось раздобыть пузатый кожаный диванчик, комод и стол с резными ножками, Юрий Ардашев уточнять не стал: профессиональный секрет. Кстати, в стоящем на сцене книжном шкафу среди множества фолиантов корреспондент «ВК» разглядел корешок томика Владимира Крупина, выпущенный в серии «Антология вятской литературы». Получается, что и он сыграл небольшую роль в новой постановке драмтеатра.Самой же интересной оформительской фишкой постановки стали подвешенные над сценой модели самолетов. Интересный символ эпохи легкости, веры в полет и будущее. Эпохи, которую уже не вернуть, как ни пытайся. Вот и Юрий Ардашев, отвечая на вопрос о том, хотел бы он перенестись в 1950-е и остаться там насовсем, процитировал Василия Шукшина. Того  после первой поездки во Францию спрашивали о впечатлениях и желании остаться в Париже навсегда. На что Василий Макарович отвечал фразой, перекочевавшей позднее в фольклор: «Не жили красиво, нехрен и начинать»…

Михаил СМИРНОВ, ВК-СМИ.ру