фото Д.Беляева

Мальчику было пять лет, никто не говорил, что он индиго, что сверходарён, ну и ладно. Мама мальчика работала на заводе имени Лепсе и ни в какие психологические дебри тоже старалась не погружаться, но, как всякая любящая ответственная мама, она знала, что ребёнку необходим свежий воздух, хорошее питание и общение с приличными людьми…

Поэтому мальчик ездил каждое лето в оздоровительный лагерь “Родина” — на все три смены — и  обзавёлся даже фаворитами среди вожатых.И вот однажды — мальчику уже было в ту пору семь лет и он готовился пойти в школу — самая любимая вожатая оказалась в третью смену в “танцевальном» отряде, и мальчик выпросил, чтобы его отправили именно туда. Он не умел и не любил в ту пору танцевать, и даже личные детские выкрутасы на дискотеке не приводили его в восторг. Он пошёл к танцорам за своей “кумиршей”-вожатой и понемногу втянулся — пробежка, бассейн, тренировки после завтрака. Сидел — смотрел: самба, ча-ча-ча, вальс — раз-два-три. Мальчик просил — научите. Над ним смеялись. Показывали элементы модных неконкурсных диско, рэпа. Мальчику понравилось даже это. И в Киров он вернулся больным. Заболел бальными танцами, стал уговаривать маму отдать в танцшколу “Аниона” к Николаю Ивановичу Ласкину.

Если денег нет, но очень хочется

Мама спрашивала знакомых, её пугали, говорили, что бальные танцы — это очень дорого, и если в семье нет лишних денег, придётся самой шить костюмы и клеить на них бусинки, и цена этих костюмов и бусинок будет расти прямо пропорционально возрасту сына. Ещё говорили, что начнутся проблемы — с партнёршей, с тренером, с клубом, с залом, с турнирами, что у мальчика (а значит, и у неё, мамы) не будет никаких каникул и праздников, что учёбе тоже можно сделать ручкой, и “если бы ты видела, Света, как проигравшие дети плачут на турнирах, это же форменное издевательство над психикой, анатомией и физиологией”. Но были и другие, которые говорили, что бальные танцы — это шикарно и восхитительно, что мальчик вырастет эффектным и пафосным, во всяком случае на дешёвые дискотеки, где дурновкусие и разврат, точно не побежит. Умная мама Света выслушала всех советчиков и сказала: “Дима, танцуй, сынок!” В “Анионе” мальчику сразу подобрали партнёршу, и эта пара одарёнышей как-то очень быстро и связно затанцевала, ушла в отрыв от общей массы начинающих и уже через год оказалась в финале городского турнира в категории “дети”. Через пару лет начались абсолютные победы среди ювеналов, потом среди юниоров, потом среди молодёжных пар. Дима Беляев заканчивал в ту пору школу, ему было 16 лет, его хорошо знали в танцевальном мире, ему даже доверили вести индивидуальные занятия среди “анионовских” малышей, и он старательно учил их держать позицию, ритм, баланс, следить краем глаза на паркете за другими парами и задумываться о том, что в первую очередь нравится судьям. И всё-таки больше всего на свете он любил и хотел танцевать сам, но … многократного чемпиона области на бюджетное отделение в колледж культуры не взяли. “Слишком много людей за меня хлопотало, — признаётся Дима, — очевидно, в приёмной комиссии решили, что у меня куча связей и денег, стало быть, я могу учиться платно. Но денег у мамы не было, и мне пришлось поступать в кулинарный техникум — да, такая вот причудливая жизнь. Техникум я закончил, получил два диплома — повара и коммерсанта. Но танцевать хотелось ужасно, хотя партнёрши не было, и я решил было закончить с искусством и научиться наконец выживать в не слишком уютной сфере общественного питания”.Но старые связи — это же такое великое дело! Танцевальный “вирусный маркетинг”, где все знают про всех и все про всех всем рассказывают, свёл Диму с одной замечательной девочкой, бывшей одноклубницей, тоже оставшейся без партнёра и тоже решившей завязать с танцами и начать нормальную взрослую жизнь. Вот тут и проявилась коммерческая жилка Димы Беляева, не зря он диплом в техникуме получил! Местечковый шоу-бизнес строится так: приходишь в ресторан, беседуешь с арт-директором, мол, мы — танцевальная пара, хотим у вас подработать. Вас приглашают на выходной день, когда полно народа, отсматривают  и, если пара понравится, — приглашают практически каждые выходные. Дима с партнёршей понравились.Бальные танцы в ресторане всегда были диковинкой, на лучшего танцора области и его декоративных девочек было приятно смотреть. Заказывали по два-три выхода, шоу-программа длилась с восьми вечера до полуночи, можно было объехать много злачных мест.  Дима танцевал в вятских ресторанах в общей сложности семнадцать лет, просто зарабатывал деньги. Дуэт “Рио-Рио” Дмитрия Беляева с Юлей Урванцевой знал весь город, появились влиятельные шоу-друзья — танцоры, ведущие, пародисты, циркачи. Они помогали друг другу, “докомплектовывали” друг друга, работы становилось всё больше, появились заказы и “на неделе”. Деньги давали сразу, наличкой, это была солидная финансовая подкормка.

Как живут принцессы

Через певца и ведущего Дмитрия Тимина дуэт “Рио-Рио” попал в компанию “Водоход”, на котором ребята работали с мая по сентябрь, каждую навигацию. “Качало, мотало, — вспоминает Дима, — но привыкли: каждый вечер выходили на постановочные танцы, сами их ставили, сами шили костюмы. Так прошло семь лет, за период навигации мы могли заработать столько, что… Но на отдых себе заработать всё равно не могли, зимой приходилось танцевать в ресторанах и ночных клубах.С “Водоходом» объездил всю Россию. Через “Водоход” нашу пару пригласили танцевать в новогодних круизах на пароме “Принцесса Мария” — Санкт-Петербург, Хельсинки, Стокгольм, Таллин, Рига. И на пароме же получили приглашение от фирмы “Принцесс-круиз” выступать на флагмане “Руби принцесс”. А меж тем Юля написала в агентство резюме, отправила наши видеозаписи, и американское “начальство” выбрало нас из 30 претендентов на контракт. Месяц мы жили в Лос-Анджелесе, с восьми утра до шести вечера репетировали с американскими хореографами, учили танцевальную программу, было очень тяжело. Потом улетели в Майами и уже оттуда сели на лайнер — три месяца был круиз. Майами, пять Карибских островов. Останавливались на суше на день, а вечером делали на борту шоу. Концертный зал на 800 зрителей был всегда полон. На наше выступление приходили посмотреть туристы со всего мира — американцы, европейцы, австралийцы, китайцы, японцы, русских было мало.Мы показывали постановочные мюзиклы. Сказка а-ля “Спящая красавица” со старинными костюмами, шоу “Стардест” — американские песни 80-х с подтанцовкой и самое главное шоу “Бродвей”. Очень тяжёлое шоу, мы практически из 40 минут действа находились 30 на сцене, всё это время без перерыва танцевали, переодевались в считаные секунды. Шиньоны, яркие глаза, накладные ресницы. И по выходным всё равно была шоу-программа: кто пел, кто свистел, кто фокусы показывал. Жили в каютах, ели как привилегированный класс, в камбузе с командой, либо ходили в зал к туристам, но для этого надо было красиво одеваться — никаких спортивных костюмов, джинсов. Когда показывали шоу “Бродвей”, все, включая туристов, обязаны были ходить по лайнеру в вечерних платьях и смокингах.Контракт был на 6 месяцев плюс месяц в Лос-Анджелесе. Посмотрел весь мир. Понял, что Америка — очень удобная страна, она замечательно приспособлена для жизни. Да, там нет русского размаха, но там всё — для людей. Налюбовался побережьем Европы — один круиз длился две недели: посадка была в Барселоне, высадка в Венеции. Судно идёт, на нём живут люди, пьют, едят, пляшут, утром судно встаёт у берега, пассажиры выходят, весь день стоянка, предположим, в Монте-Карло. Мы обычно любили с Юлей ходить вдвоём. С ребятами из шоу-балета мы оказались просто партнёрами. Сам по себе танцевальный бизнес очень жёсткий: “наступай на всех, когда их не будет, тебя сделают примой” — как-то так? Танцоры завистливые — этот лучше прыгает, у этого лучше растяжка, этого поставили на главную роль, а зря. Там, на корабле, я ужасно скучал по русским людям. Да, мы закрытые и диковатые, зато доверчивые и тёплые. Таких отношений у нас не сложилось нигде, даже с теми, с кем мы репетировали. Конечно, как гастарбайтеров нас никто не воспринимал, напротив, считали суперзвёздами. Но от снобизма такие отношения почему-то очень лечат. Отрезвляют. Нас с Юлей вызвали из России как солистов, “компашке” нашей это очень не нравилось. Толчёное стекло нам в туфли не сыпали, но подвреживали по мере сил, ябедничали, закладывали. И без разницы, что там проплывало за бортом — Флоренция, Неаполь, Рим. Две стоянки в Турции, Стамбул мне, кстати, очень понравился, там шмотки дешёвые. Затем Греция. Высадка в Венеции. Красивее всего — Монте-Карло, дорогие бутики, дорогие машины, дорогие яхты, дорогое пиво. Там всё цветёт и пахнет и лето круглый год. Но люди-то оставались прежние”.

Россия и Мексика: найди десять отличий

Потом три месяца гастролей на Карибах и три месяца в Европе. Вернулись домой и сразу отправились в Москву в “Водоход”, возили иностранцев от Москвы до Питера, танцевали и давали мастер-класс. Тогда же на теплоходе получили предложение от австралийского агентства на контракт в Мексику в город Пуэрто-Вальярто. «Они нашли в Интернете нашу видеозапись, — рассказывает Дмитрий, — предложили сотрудничать с компанией пятизвёздных отелей, которые открыли “звёздную” площадку с мировой шоу-программой. Туда пригласили певца из Ямайки, певицу из Лас-Вегаса, скрипачку из Мехико, гимнаста из Кубы, шоу-балет из Мексики, велосипедиста из Армении, девушка с Украины рисовала песком. Мы  с Юлей танцевали по три танца каждый вечер — и латину, и стандарт.На суше было комфортнее, не качало, как на корабле, над головой было небо, а не потолок каюты. Не штормит, не дует, и живёшь в отеле, а не на “бандуре” в 19 этажей. Мы много ездили, ходили по магазинам, скупили по чемодану вещей. В Мексике потрясающие люди, всегда улыбаются, их якобы острая пища на деле никакая не острая, стейки, пасты,   рис — всё как в России. Нас мексиканцы обожали, расспрашивали, как прошёл день, интересовались русскими словами — не матерными, подчеркну. Такие оказались приятные люди, но живут, конечно, бедновато: дома небольшие, на одну-две комнаты, стены крашены обычной краской, мебелюшка обычная, не заморачиваются там внутренним убранством, просто всё. И не выпендривается никто: круглый год жара, шубы куньи не нужны, шапки лисьи тоже не нужны. По улицам ходят ручные енотики, селятся у данарок , народ их подкармливает — как у нас кошек. Дорога оцеплена забором, на “колючке” нарисованы зелёные крокодилы, они там, за забором, живут, плавают по речке. Люди туда не ходят. Правда, был случай: крокодил “заблудился”, попал из своей речки в Тихий океан и вышел на берег. С той поры я купался только в бассейне.По вечерам мы иногда пели. Мексиканцы вообще очень любят петь, собираются кучками, предлагают купить для своей дамы за 50 песо песню. Они исключительно непьющая нация и не бандитская, как нам про них злые языки рассказывали. Райский климат, досуг оживляют ураганы, шикарные отели, разноцветные рыбки, дайверы, черепашки — хорошо.Наши выступления принимали очень благодарно, танцевать перед ними приятно. Кировчан, например, ничем не удивить — заелись, а американцы, китайцы, мексиканцы всему удивляются, как дети, с удовольствием учатся танцевать, принимают участие в конкурсах. Кстати, нас частенько спрашивали: «Вы не из Америки?” Мы отвечали: «Мы из Кирова”. Все удивлялись: не знали, где такая страна — Киров.В Мексике мы были четыре месяца, потом слетали в Гватемалу — нам там делали визу. Пока ждали, посмотрели эту загадочную страну: всё, как показывают в сериалах — богатые кварталы и бедные кварталы, особняки с частной охраной и одноэтажные хижинки, после девяти вечера народа на улицах практически нет, все гангстеров боятся. Иностранцам по ночам лучше вообще носа не показывать. Но, мне кажется, ночью  можно по тыкве схлопотать не только в Гватемале. А вообще — все эти пышные дождевые леса, вулканы, пещеры с летучими мышами, конечно, впечатляют.Вернулся домой, весь загорелый, спина болит, ноги болят. Юлька уехала за кордон зарабатывать деньги. Я устроился менеджером по рекламе. Немножко непривычно, но жизнь выучила меня все схватывать на лету”.Всё так — рестораны, круизы, переезды-перелёты-переплывы, пляжи, дюны, кофейные плантации, пальмы, кактусы, собачьи бега, автогонки, весь этот рай для дауншифтеров и наркобаронов прекрасны, и дай Бог каждому так пожить. Но почему-то хочется свободы и покоя. И наступает очередной день рождения, когда понимаешь: пора возвращаться в будни, в которых живёт большинство соотечественников. О том, что отдал жизнь бальным танцам, Дима Беляев ничуть не жалеет. Каникул и праздников он действительно не видал, но взамен приобрёл бойцовский характер и привычку стильно и элегантно одеваться. Да, и бальные танцы, на минуточку, это же не реггетон, поэтому навсегда осталось понимание, что всё должно быть прилично. Этакое правило сгодится и для паркета, и для жизни: слишком близко к партнёру не приближайся, но и слишком далеко не отходи — баланс теряется. Философия! Ноги и руки помнят всё, поэтому, когда вернётся Юля, можно будет ещё потанцевать. Чтобы купить наконец какую-нибудь иностранную машинку. Или хотя бы мороженое.

Ирина КУШОВА