Как её величали в том далёком победном 1945 году? Может, просто Аня, Анюта, ведь было ей всего 27 лет — комсомольский возраст? Боевая, задорная, смелая девушка. А может быть, уважительно — Анна Ивановна? Больше трёх лет воевала она на фронтах Великой Отечественной войны. Совершила 675 боевых вылетов, сбросила более 65 тысяч килограммов бомб, 400 тысяч листовок.

На её счету 35 крупных взрывов и столько же пожаров, произведённых на вражеской территории. За успешное выполнение заданий командования гвардии лейтенант Дудина была награждена орденом Красного Знамени (дважды), орденом Отечественной войны второй степени, медалями “За оборону Кавказа”, “За освобождение Варшавы”, “За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.”.

Роду-племени крестьянского

Согласитесь, не каждый воин-мужчина удостаивался таких наград! А вот она, уржумская девушка, заслужила!Родилась Аня в декабре сурового 1918 года в бедной крестьянской семье в деревне Липово Уржумского уезда, что была недалеко от посёлка Андреевский. Не только летом, но и зимой детишки бегали босиком, например из своего дома в дом соседки в самодельные  куклы поиграть. Ни покупных игрушек, ни книжек в семье не было, не на что их было приобрести. Да и мать была неграмотная. Мечта стать лётчицей зрела у Анны давно, с детских ещё лет. Окончив семь классов Уржумской школы имени В.И. Ленина, она продолжила учёбу в педагогическом училище. Но из семьи ушёл отец, пришлось бросить обучение и устраиваться на работу в типографию газеты “Кировская искра”. Работала наборщицей. Помогли освоиться в коллективе и на рабочем месте опытные специалисты. Не случайно через много-много лет, в 1979 году, она ещё раз побывала в нашем городке, встретилась с работниками типографии, показала дочери, где начинала свой трудовой путь…Шли годы. Анна уехала в Москву, устроилась на фабрику юношеской книги контролёром. В выходные ходила в Центральный парк культуры и отдыха имени Горького, где прыгала с вышки с парашютом. Потом она переезжает в Батуми, поступает учиться в аэроклуб. Очень помогли ей уржумские уроки. Здесь она совершенствует технику пилотирования и добивается отличных результатов. Благодаря этому её берут в местный аэроклуб лётчиком-инструктором. Было это в 1940 году.

Крылатая «санитарка»

Началась Великая Отечественная война. В декабре 1941 года аэроклуб расформировали, и в январе Анну Дудину зачислили лётчиком в санитарную авиацию. Длинные косы, платья, туфельки на высоком каблуке, модные шляпки — всё это пришлось забыть на долгие годы, оставить в мирном прошлом.После специальной подготовки ей доверили небольшой санитарный самолёт, на котором она летала из Анапы в окружённую Керчь, брала на борт раненых и под постоянным обстрелом врага прорывалась обратно. 44 рейса совершила молодая лётчица, более тридцати раненых вывезла с “огненной земли”.Затем её перевели на более ответственный участок, назначив пилотом 381-й отдельной эскадрильи связи, и она почти ежедневно доставляла срочные секретные документы в штаб фронта. Летала из Тбилиси до Туапсе, а потом через хребет в направлении станиц Северской и Киевской. Садилась на лесной поляне, выгружалась — и в обратный путь. За ней не раз охотились вражеские истребители, но лётчица умело уходила от них, используя сложный рельеф местности.“Весной 1943 года, — вспоминала о том времени Анна Ивановна, — меня перевели летчицей в 46-й гвардейский, единственный в мире женский авиаполк ночных бомбардировщиков. Летчицы и штурманы нашего полка совершили тысячи боевых вылетов, сбросили сотни тысяч тонн бомб на головы врага. Летчицы выводили свои машины из огня зенитных орудий и цепких щупальцев вражеских прожекторов. Более 250 девушек полка были награждены орденами и медалями. Двадцать из них стали Героями Советского Союза”.В полку был полностью женский состав, все должности от механиков и техников до пилотов и штурманов, а также в руководстве занимали только женщины. Но в боевых делах девушки (возраст личного состава был в среднем 20 — 25 лет) не отставали от мужчин. За бесстрашие и мастерство немцы прозвали лётчиц полка “ночными ведьмами”. Летали они каждую ночь, в снегопад и низкую облачность. Зимой, когда ночи длиннее, количество вылетов доходило до десяти — двенадцати. Летом успевали сделать только по шесть — восемь. Перерывы между вылетами иногда составляли 5 — 8 минут, необходимых для дозаправки самолётов и навески бомб. Летали они ещё на довоенных У-2 (ПО-2). Девушки нежно называли свои машины “ласточками”, но более распространено было иное название — “небесный тихоход”.

«Ночные ведьмы»

Ночное бомбометание было точным, потому что производилось с малой высоты. Анна Ивановна впоследствии вспоминала, что в темноте очень хорошо видны взрывы складов с боеприпасами и горючим. Иногда пожары горели всю ночь и были отличными ориентирами для девушек-лётчиц, помогали им быстро и точно выйти на нужную цель.Евдокия Яковлевна Рачкевич,  заместитель командира авиаполка по политчасти, писала в Уржум матери Анны Дудиной:“Ваша дочь работает лётчиком в нашей части. Работает смело и бесстрашно. Спасибо Вам, дорогая Екатерина Севастьяновна, за то, что Вы воспитали такую прекрасную дочь, которая в трудное для страны время отказалась от всего личного и пошла бить врага с воздуха. Летает она только ночью, в самых сложных метеоусловиях. На днях у нас было комсомольское собрание, где Вашу дочь отмечали как одну из лучших. Нам было приятно слушать — она такая хорошая лётчица”.9 марта 1944 года уржумская районная газета “Кировская искра” поместила на первой полосе статью “Отважный авиатор Анна Дудина”, в которой рассказывалось о нашей славной землячке.“… Давно гремят раскаты Великой Отечественной войны. Давно находится в рядах Красной армии бывшая наборщица, а теперь лейтенант авиации Анна Дудина. Осуществилась её заветная мечта — овладеть самолётом…Нюра горячо любит свою мать  и ведёт с ней самую горячую переписку. “Милая мама, — пишет Нюра в одном из писем. — Вчера вечером на старте получила от тебя сразу два письма, прямо перед вылетом на боевое задание. Читать было темно, но я прочла их в кабине перед электрофонариком. Как приятно читать твои милые строки перед самым полётом. Скажу без преувеличения, что твои слова в письме: “Бей фашистов точнее, прямо по цели, без промаху” —  просто вдохновляют выполнить боевое задание на “отлично”, убить больше гадов-немцев, не дрогнуть перед десятками прожекторов, зенитками, всеми видами противовоздушной обороны немцев, сбрасывать бомбы прямо на головы извергам.Позавчера командир эскадрильи поздравила меня с правительственной наградой — орденом Отечественной войны 2-й степени. Я клянусь, что, пока будет биться моё сердце, не оставлю руль самолёта до истребления последнего фашиста на нашей земле.Многих девчат отпускают домой, ну а я пока не прошусь, у меня маловато вылетов…”В июне-июле 1944 года Анна Дудина с однополчанками сражалась в Белоруссии, помогая освобождать Могилев, Минск, Белосток, другие населённые пункты.Вместе со штурманом Соней Водяник она часто делала по восемь-девять вылетов за ночь. Они разбрасывали листовки, бомбили скопления войск в тылу врага и его передний край, летали на разведку. И как бы им ни было трудно, девушки выполняли задание. Экипаж и сдружился, и хорошо сработался, приобрёл большой боевой опыт. Девушки отлично ориентировались на незнакомой местности, всегда точно выходили на цель, метко её поражали, умело уходили из-под огня противника, возвращались на базу и, заправившись, снова поднимались в небо. Взлетали с “пятачков”, окруженных лесом, с деревенских улиц, с весеннего вспаханного поля, когда колёса шасси увязали в мягкой земле и под них подкладывали доски, чтобы сдвинуть машину с места…“Представьте себе боевую лётную ночь. Аэродром. Ни огонька, — рассказывала А.И. Дудина. — Самолёты один за другим исчезают в темноте. Передовую линию обороны хорошо видно с воздуха, она вся освещена трассирующими пулями, ракетами, разрывами мин и снарядов, пожарами. Прожектора и зенитки уже ищут нас, услышав шум моторов. Мы сбрасываем бомбы. А с земли уже — море огня и света. Успевай  поворачивайся! Но, успешно отбомбившись, мы стараемся огрызнуться пулемётом  и выйти из щупальцев прожекторов, чтобы не было приманки для ночного истребителя врага. Идём на свою базу для новой заправки. Бывали, конечно, ночи, когда мы недосчитывались двух или трёх экипажей…”

Скоро войне конец…

В январе 1945 года девушки-лётчицы сражались в Восточной Пруссии, в марте гвардейцы полка участвовали в освобождении Гдыни и Гданьска.“При прорыве обороны немцев на западном берегу Одера и овладении городом Штеттином мы с Соней сделали 16 боевых вылетов за ночь, находились в воздухе по 12 часов, за что получили благодарность Верховного главнокомандующего”, — вспоминала А.И. Дудина.В то время она и повстречала своего суженого, ведь девчата дали зарок: не влюбляться до конца войны, потому что или с женихом, или с невестой могло случиться всякое. А сейчас по всему чувствовалось, что скоро война закончится. Ане приглянулся старший лейтенант Василий Мишин, который сопровождал в полк автоколонну с боеприпасами.В Международный женский день 8 марта 1945 года Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский вручал отличившимся лётчицам и штурманам правительственные награды. Отважной уржумской девушке он прикрепил к гимнастёрке очередную награду — орден Красного Знамени. Праздник надолго запомнился Анне ещё и тем, что они с Василием в этот день объяснились в любви.5 мая 1945 года Анна Дудина совершила последний боевой вылет — 675-й по счету.В июне Василий Мишин и Анна Дудина сыграли свадьбу. А через несколько дней она вместе с другими лётчицами полка начала готовиться к Параду Победы в Москве…В октябре сорок пятого 46-й Гвардейский Таманский орденов Красного Знамени и Суворова III степени ночной легкобомбардировочный женский полк был расформирован, а большинство лётчиц демобилизовано. Но девичья фронтовая дружба жила долго. Ежегодно 2 мая и 8 ноября  девчата военной поры собирались в сквере Большого театра в Москве — так они решили на последнем собрании полка. Во время этих встреч бывшие гвардейцы рассказывали друг другу о своей жизни, об успехах и трудностях в работе. Вспоминали и однополчан, и дни своей тревожной военной юности.После Парада Победы и отдыха в Алупке Анна вернулась в Польшу, где продолжал служить её муж. Сменив гимнастёрку на лёгкое женское платье, а сапоги — на модные туфли, отличная лётчица стала хорошей женой, добрым товарищем и верным другом Василия… Когда мужа перевели в Белоруссию, Анна снова занялась любимым делом. Прославленная лётчица и отличный педагог стала инструктором Могилёвского аэроклуба. Более 100 человек получили благодаря ей путевки в большую авиацию. Весь жар души отдавала она обучению юношей и девушек лётному мастерству. Немалого времени требовала и работа в горсовете, депутатом которого Анну Ивановну избирали на протяжении нескольких лет.“Беспримерен патриотизм и героизм наших советских лётчиц, на долю которых выпали такие жестокие испытания. Вот так мы, в то время девушки и молодые женщины, защищали свою Родину от фашизма, — заканчивала Анна Ивановна одно из своих писем, в котором рассказывала о том трудном и героическом военном времени. Обращаясь к учителям и учащимся Андреевской школы Уржумского района, она писала: — Учите молодёжь любить свою Родину превыше всего…”

Владимир Шеин, член Союза журналистов России. г. Уржум.